Мультипортал о Чеченской Республике

Мациев. Талант, отданный народу

Просмотров: 5 355 Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

В истории русского предпринимательства есть немало моментов социальной значимости. Так, купеческая семья российских меценатов Морозовых жертвовала собственные средства на многочисленные начинания – благотворительные и культурные… Как известно, Морозовы вкладывали свои деньги в издательство «Русских ведомостей», создание в Москве Кустарного музея, института для лечения раковых опухолей при Московском университете, детской больницы. В числе множества созданных ими благотворительных учреждений – и начальное ремесленное училище. Был и среди именитых чеченских купцов Мациевых, отличавшихся благородными деяниями на благо земляков, известный меценат Геха Мациев.

 Это он, крупный купец Геха Магомедович Мациев, будучи владельцем трехэтажного здания общей площадью 2000 м 2 , в начале XX века представил свой особняк для образовательных нужд города Грозного. В 1904 году в этом хорошо известном старшему поколению горожан доме, было открыто реальное училище. В сборнике распоряжений по Кавказскому военному округу за 1904 год отмечено: «Принято 147 учащихся, в подготовительный класс – 46, в первый – 45 и в третий – 24 ученика». В разное время Грозненское реальное училище окончили многие наши выдающиеся земляки, в том числе и младший сын Гехи Мациева – один из основоположников чеченской письменности, первый чеченский ученый-языковед Ахмат Гехаевич Мациев. Кажется прописной истиной, что язык – главное богатство каждой нации. В языке есть некая духовная сила, а еще – космическая тайна, которая подчиняет себе того, кто говорит на этом языке. Когда-то Андрей Битов сказал, что «ничего более русского, чем язык, у нас нет. 

Мы пользуемся им так же естественно, как пьем и дышим». Так способен высказаться представитель любого народа, ибо более национального, чем язык, у него ничего нет. Для чеченского народа такой святыней является чеченский язык – красивый, яркий, сочный, насыщенный юмором и добротой, сарказмом и печалью. И самое обидное заключается в том, что многие чеченцы не владеют в полном объеме родным языком или изъясняются на нем лишь на уровне бытовой речи. Вчитываясь в слова, размышляя над их значением, я вдруг подумал, какое доброе и емкое слово «память», и, несомненно, не зря прожил человек свою жизнь, если оставил после себя хорошую и светлую память. Как бы ни крутилось колесо истории, какие бы времена ни переживал народ, он всегда хранит в памяти имена не корыстолюбивых дельцов или «халифов на час», а благородных и преданных своему народу, бескорыстных и мужественных людей.  

Имя Ахмата Мациева – ученого- языковеда, педагога по праву стоит в ряду первых из них. Если россияне гордятся заслугами великого В. И. Даля, то для нас, чеченцев, столь же крупным отечественным просветителем является Ахмат Гехаевич Мациев, стоявший у истоков создания чеченской письменности, разрешения важнейших проблем вайнахского языкознания, касающихся фонетики, лексики, морфологии, синтаксиса и диалектологии. Круг его научных интересов был обширным и разносторонним. Огромный вклад Мациева в отечественную лингвистику трудно переоценить, а ведь сама его жизнь, как и судьба чеченцев, была довольно драматичной. Чеченский язык – государственный язык Чеченской Республики, свидетельства о котором сохранились с глубокой древности, хотя письменность на нем появилась лишь после Октябрьской революции. После Октябрьской революции чеченский язык испытывает острый недостаток в словарях, которые отражали бы преобразования, происшедшие в жизни и духовной культуре вайнахов. Появление новых терминов и понятий, массовое вовлечение чеченцев в общественную и трудовую жизнь потомки» отмечает, что в начале XX века чеченские предприниматели имели активные экономические контакты с коммерсантами не только Северного Кавказа, России, но и зарубежья. …

Сестры Мациевы в замужестве быстро освоили язык своих новых родственников. А маленький Ахмат еще в детстве имел при себе записную книжку, куда записывал все услышанные новые слова. Предметом его особой любви, конечно, на всю жизнь стал родной чеченский язык. В 1904 году в доме Г. М. Мациева, где прошло детство Ахмата, было открыто реальное училище. Это решение было принято Г. М. Мациевым из-за нехватки учебных заведений в республике. Одним из первых в реальное училище поступил его младший сын Ахмат Мациев. В 1916 г., в четырнадцать лет, Ахмат с отличием окончил Грозненское реальное училище. В 1926 г. он поступил на работу техническим редактором Чеченского издательства, однако почти вся его жизнь была посвящена изучению чеченского языка. Начинал он почти на пустом месте. Никаких лексикографических работ в то время не было, за исключением небольшого чеченско-русского словарика (около 1000 слов), изданного в качестве приложения к грамматике чеченского языка известным кавказоведом П. К. Усларом. 


В поисках материала по чеченской лексике Ахмат Мациев ездил по селам Итум- Калинского, Чеберлойского районов, вдоль и поперек обошел равнинную Чечню. Он выверял правильное правописание и значение того или иного слова, получал у старожилов сведения об архаизмах, уточнял их смысл. Попутно собирал чеченские пословицы и поговорки, крылатые выражения. Отдельно записывал слова и выражения, связанные с древними поверьями чеченцев. Вся эта кропотливая работа вылилась в солидный труд – широко известный чеченско- русский словарь, увидевший свет в 1927 году. Автору первого чеченско-русского словаря исполнилось всего 25 лет. Работу над ним он продолжал вплоть до 1937 года. Обо всем этом мне рассказывал при наших встречах родной сын Ахмата Мациева – известный грозненский архитектор, Тамерлан Ахматович Мациев. Ему удалось сохранить не только много ярких воспоминаний о своем отце – настоящем подвижнике науки, но и документальные материалы, касающиеся его жизни и деятельности. Тамерлан Ахматович отмечает, что его отец относился к людям большой доброты. Конечно, он очень любил собственных детей. Тамерлан Ахматович Мациев, сын знаменитого чеченского лингвиста:  

– В детстве я рос достаточно самостоятельным человеком. Этому способствовали и трагические события, коснувшиеся нашей семьи: в период сталинских репрессий отец был арестован. Учеба мне давалась легко, в школе был отличником. И вот однажды я не смог решить задачу по математике. Навестив отца в тюрьме, я попросил его мне помочь. К моему изумлению, он, всю жизнь изучавший языки, легко решил злополучную задачу! Потом я узнал о том, что некоторое время мой отец преподавал математику в школе… Исходя из сведений, полученных от Т. А. Мациева, можно сделать вывод о том, что Ахмат Мациев был широко образованным человеком. …

В 1930 г., несмотря на молодой возраст, Ахмат Мациев был назначен заведующим сектором языка Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка и литературы. В 1925-1937 годах основой чеченской письменности была латинская графика. Мациев принимал участие в составлении алфавитов на латинской и русской основе, разработке орфографии чеченского литературного языка. В те годы деятельность лингвиста была очень плодотворной. Из-под его пера выходят буквари, учебники чеченского языка, сборники упражнений по правописанию. Мациев заявил о себе как талантливый, работоспособный ученый, к тому же он был благородным, поистине интеллигентным человеком. Увы, именно на таких ярких представителей национальной интеллигенции тогда охотились вездесущие ищейки из НКВД. В 1937 году, глубокой ночью, молодой ученый был арестован. Его красавица-жена, кабардинка Гуцина, осталась с четырьмя малолетними детьми на руках.  

Немалых усилий стоило ей и родственникам Ахмата узнать, где он содержится. Адрес оказался знакомым: ул. Дзержинского, 6 (бывшая Барятинская). Это был тот самый дом, в котором прошло детство Ахмата и который был конфискован у купца Мациева после революции. Палачи подвергали молодого ученого не только физическим пыткам. Из огромного числа комнат, которые к тому времени стали камерами тюрьмы НКВД, они водили Ахмата на допросы именно в ту из них, где прошли его беззаботное детство и юность. А иногда выводили во двор и ставили на солнцепек, побрив наголо голову и привязав к столбу. На тело надевали «рубашку смерти». Целый день ученого держали в таком состоянии, не давали есть и пить. При этом проявлялась крайняя жестокость: голодного арестанта дразнили… чашкой с холодной водой.  

В тот период труды ученого было запрещено печатать. Однако никакие пытки не смогли сломить Ахмата Мациева. Для всех остальных узников он стал примером мужества. В этих же страшных застенках, ожидая своей участи, томились тогда Арби Мамакаев, Халид Яндаров, Дошлако Мальсагов, Оздоев – весь цвет чеченской и ингушской интеллигенции. В одной камере с Ахматом Мациевым десять месяцев находился выдающийся политолог XX века, чеченец Абдурахман Авторханов. Только через три года заключения был назначен день суда. Обычно после суда заключенных расстреливали. Мациев приготовился к худшему. Он попросил охранника передать своей семье плащ, в карман которого положил записку с просьбой к жене: он просил ее прийти с детьми к дому, где находился, чтобы иметь возможность в последний раз увидеть свою семью. Но произошло чудо: Мациева и двух его товарищей, Мальсагова и Оздоева, оправдали и… прямо в зале суда освободили из-под стражи.

Ахмат Мациев вновь вернулся к любимой работе. Он был полон идей и замыслов. Однако через несколько месяцев его опять арестовали – за непослушание, поскольку он продолжал издавать свои труды. На этот раз его отправили в ссылку в Казахстан, но затем освободили с подпиской о невыезде. Вследствие этого, 23 февраля 1944, в самом начале депортации чеченского народа, Ахмат Гехаевич уже находился в Казахстане… Через несколько месяцев после освобождения его – уже в третий раз! – подвергают аресту, на этот раз за нарушение подписки о невыезде. В 1947 году Ахмат Мациев был временно выпущен на свободу – на вольное поселение в г. Лениногорск, а вскоре его вновь арестовали. В 1953 году временно Мациева отпустили в город Казалинск. Полностью Ахмат Мациев был реабилитирован только в 1957 году. 

Таким образом, в общей сложности Ахмат Мациев провел в местах заключения пятнадцать лет. Но даже в этих тяжелейших условиях он не переставал заниматься научными исследованиями: в этом ему помогал химический карандаш. В 1955 году работа над первым чеченско-русским словарем была продолжена, и в 1961-м составленный им чеченско-русский словарь (объемом в 20000 слов) был издан в Москве издательством иностранных и национальных словарей. Этот словарь – самый значительный из всех трудов Ахмата Мациева. Работе над ним он посвятил более 20 лет своей жизни. Один из ученых в рецензии на данный труд отметил: «Чеченско- русский словарь является первым словарем, охватывающим основную лексику, а также значительную часть слов, заимствованных, главным образом, из русского, арабского, грузинского, персидского, тюркского и других языков. Чеченско-русский словарь является настольной книгой для каждого чеченца, изучающего русский язык и желающего расширить свои знания в области словарного состава родного языка.  

Кроме того, словарь может быть использован ингушами, изучающими русский и чеченский языки, а так же русскими и представителями других народов, стремящихся изучить чеченский язык или ознакомиться с его лексическим богатством. Словарь дает богатый материал для научной разработки чеченского языка, особенно его словарного состава».

 В 1963 году словарь Ахмата Мациева успешно выдержал публичную защиту, за что его составитель был удостоен степени кандидата филологических наук. Собранного Мациевым исследовательского материала хватило бы на несколько докторских диссертаций. При солидном научном багаже он не был ни карьеристом, ни дельцом от науки, и никогда не был избалован славой. Подтверждение тому – высказывание чеченского этнографа Залпы Берсановой (1997 г.): «В этом году исполнилось 95 лет со дня рождения выдающегося чеченского ученого, автора первого чеченско-русского словаря Ахмата Гехаевича Мациева. К сожалению, общественность республики обошла молчанием эту знаменательную дату». 

До конца своих дней А. Мациев работал над усовершенствованием своего словаря. Со дня его выхода в свет до последнего дня своей жизни ученый продолжал лексико-графическую работу по уточнению, отшлифовке чеченского текста и объяснений к нему на русском языке, а также пополнению словаря неохваченным лексическим материалом. А. Мациевым охвачено около 15000 слов (647 рукописных листов), не вошедших в изданный словарь. Основная часть этих слов является совершенно новыми лексическими единицами, остальная – новыми значениями многозначных слов. Словарь восполняется иллюстративными примерами, краткими цитатами из чеченской художественной и публицистической литературы, а также из устного народного творчества. Кстати, автором собраны и литературно обработаны более 1200 чеченских народных пословиц и поговорок, которые в качестве фразеологического материала в необходимых случаях кратко и метко иллюстрируют употребление слова в речи. 


Вот некоторые из них: «Единство народа – несокрушимая крепость», «Терпение – стан победы», «Отступить перед неизбежным – поражение, это не трусость», «Плохое поколение предков хвалит», «Несдержанность – глупость, терпение – ум», «Камень остался – вода ушла», «Болтуна и на рыбную ловлю не бери», «Гнев матери – как снег: выпадает много, но тает быстро», «Девушка, расхваленная матерью, не поднялась в цене», «Если хочешь узнать человека, посмотри на его друзей», «Имеющий тысячу друзей – спасся; имеющий тысячу голов скота – погиб», «Откуда не дует ветер, туда не ставь веялку», «Скверная ворона скверно и каркает», «Слушать сплетни – болезнь, не слушать – лекарство», «Тихому не верь, быстрого не бойся», «Язык без ног, но далеко пробирается», «Живущий у реки знает брод», «Когда грозит смерть, даже мышь кусается», «Волк, обреченный на смерть, поднялся на холм», «Стойкость – основа победы», «Не торопись и не забывай». 

Важно отметить, что Ахмат Мациев щедро делился своими знаниями и опытом со студентами Чечено-Ингушского пединститута, где преподавал и заведовал кафедрой языкознания. Одним из учеников А. Г. Мациева является известный современный ученый-лингвист, директор Института чеченской и общей филологии (бывшего филологического факультета Чеченского государственного университета) Ваха (Апти) Джохаевич Тимаев. В декабре 2007 года я встретился с В. Д. Тимаевым в стенах вуза. Ваха Джохаевич сохранил самые теплые воспоминания о своем Учителе. Он всегда восхищался его гуманизмом, высокой тягой к знаниям. Я глубоко благодарен ученому, крупному исследователю нахских языков В. Д. Тимаеву за интервью, которое он дал мне, грозненскому гимназисту.  

Доктор филологических наук, заслуженный деятель науки ЧИАССР, член европейского Общества кавказоведов, лауреат Международной премии имени академика Арнольда Чикобавы, член комиссии по вопросам науки при Президенте Чеченской Республики, член Академии наук ЧР, Ваха Джохаевич Тимаев любезно предоставил мне отзыв о своем наставнике: – Ахмат Гехаевич Мациев – один из тех представителей старшего поколения специалистов чеченского языка, которым с полным основанием может гордиться наш народ. Человек удивительной скромности, Ахмат Гехаевич обладал обширными знаниями в области чеченского и ингушского языков. 

Мне посчастливилось быть его студентом. Сам, успевший пройти немалый отрывок жизни, десять лет я, можно сказать, шел ведомый им. От Ахмата Гехаевича веяло удивительной аурой; он был воплощением воспитанности, доброты, интеллигентности. Человеческая скромность, ее высшая ступень, была одной из черт его бытия. Рядом с ним невозможно было не чувствовать себя чище нравственно и духовно, невозможно было не стараться попытаться подняться до его уровня в понятии «оьздангалла» (свод морали, культуры чеченцев – С. Х.).  

Ахмат Гехаевич был истинный Нохчо во всем: честный, благородный, он даже когда молчал, слушал собеседника, был каким-то особенным, сосредоточенным. Невозможно было представить, чтобы он мог перебить в разговоре кого-либо: старшего или младшего по возрасту. Первые, неуверенные, скромные шаги в науке я делал под нежной отеческой опекой Ахмата Гехаевича и его коллеги, моего учителя Дошлако Доховича (Мальсагова – С. Х.). Славные, благородные наши наставники, наши педагоги! Так и хочется сказать словами поэта: «Учитель, перед именем твоим позволь смиренно преклонить колени!»

В 1930 году выходит Терминологический словарь Ахмата Мациева, который содержал около 3500 словарных единиц и охватывал большую часть новой общественно-политической лексики. Почти каждое слово снабжено пояснением. Этот словарь явился ценным пособием для работников печати, радио, широкого круга интеллигенции и учащихся. Многие его недочеты были учтены при создании большого чеченско-русского словаря. В 1932 году был издан трехъязычный словарь А. Г. Мациева, где были собраны бацбийские слова с параллельным переводом на чеченский и русский языки. Его появление вызвало широкий отклик в печати. Наиболее обстоятельной рецензией на этот труд, с указаниями на его достоинства и недостатки, явилась рецензия А. Н. Генко. Таким образом, работы Мациева и других ученых заложили в послеоктябрьский период прочную базу для дальнейшего развития вайнахского языкознания, поставив его по объему исследования в один ряд с другими кавказскими языками. 

Трудно перечислить всех авторов, кто пользовался научными работами Мациева как неиссякаемым источником при писании курсовых, дипломных работ, кандидатских и докторских диссертаций. Известный языковед Юнус Дешериев писал: «Чеченско-русский словарь является плодом многолетней работы его автора А. Г. Мациева – одного из лучших знатоков своего родного языка. Более тридцати лет А. Г. Мациев успешно трудится в области чеченского языкознания. Он участвовал в создании школьных учебников, собирании и издании пословиц, поговорок и других фольклорных произведений чеченского народа, в составлении алфавита и разработке орфографии чеченского литературного языка. А. Г. Мациев имеет значительный опыт работы в Чечено-Ингушском научно- исследовательском институте истории, языка и литературы, преподавания чеченского языка в школе и в Чечено-Ингушском государственном институте. Все это сыграло весьма положительную роль в работе А. Г. Мациева над чеченско-русским словарем, являющимся первым словарем, охватывающим основную чеченскую лексику, а также значительную часть слов, заимствованных главным образом из русского языка и через него из других языков, лексические заимствования из арабского, грузинского, персидского, тюркских и других языков».  

Выдающийся политолог Абдурахман Авторханов вполне заслуженно назвал своего знаменитого земляка чеченским Далем! После смерти Ахмата Мациева один из его учеников написал супругу дочери ученого: «Здравствуй, дорогой Хусейн! М.-Селим сообщил мне о большом горе, постигшем вас. Выражая вам свое глубокое соболезнование, скорблю вместе с вами о смерти одного из самых умных и благороднейших людей нашего времени – нашего Ахмата. Он был моим учителем, первым учителем, который преподавал нам в сороковых годах математику. Мы с Емишкой учились тогда в школе №5, в одном классе, а Ахмат был нашим классным руководителем. Нас поражали тогда его проницательность, педагогический такт, умение держать себя, не теряя собственного достоинства, во всех случаях жизни. Я старался хоть немного быть похожим на него. Передай мое искреннее участие своей жене в постигшем ее горе. 

Да, тяжело потерять отца. Но мы бессильны перед судом Всевышнего Аллаха. Дала геч дойла цунна. Дала вирзин меттиг декъала йойла. Твой брат Алаудин. 3/IV – 68 год». Получив это письмо, Хусейн написал своему земляку (по свидетельству Т. А. Мациева, известному чеченскому историку Абдулле Вацуеву): «Ассламу1алайкум, уважаемый Абдулла, я решил написать тебе потому, что надеюсь на тебя, на твою помощь. Я знаю, что ты в прошлом – работник Научно-исследовательского института языка, литературы и истории Чечено-Ингушетии. Это было до гонения… на тебя. …Ты был работником этого института и должен хорошо знать (если и не лично, то по его работам) Мациева Ахмата Гехаевича. Я его знал лично по городу Лениногорску. Это человек, который за наш язык мог переносить любые невзгоды, лишения, а если надо, и голодать. В 1956 году ему предложили взять свой словарь в московском издательстве, он еще не был напечатан и лежал в издательстве с 1936 года. 


В 1937 году Мациева Ахмата арестовали. Печатать его работы было запрещено. В этом же 1937 году Ахмата судили вместе с Авторхановым Абдурахманом и Яндаровым, имени его не знаю. Их судила выездная тройка и освободила из зала суда всех троих. Позже их, конечно, снова репрессировали. Ахмат был выпущен из лагеря в 1947 году и встретился со своей семьей в г. Лениногорске… Но он не был свободен, могли и днем и ночью забрать в НКВД и устраивать ему допросы. Словарь Ахмата у меня есть с авторской надписью. Если я не ошибаюсь, в то время, а он вышел в свет в 1961 году, это был единственный словарь в 20000 слов одного автора – представителя народов Северного Кавказа. У него были учебники для чеченских школ и еще словари 1920-х годов. А главное, он был еще и очень оьзда нохчо, гIиллакх долуш саг вар (настоящим чеченцем – С. Х.). Ша гайт гIерташ нахал хьалх вала гIерташ вацара. Хьуна ма хаара, кандидат филологических наук вар (будучи известным ученым, это был очень скромный человек – С.Х.) Я очень прошу тебя, Абдулла, обратись в соответствующий орган в Верховном Совете ЧИР с ходатайством, чтобы имя Ахмата Мациева так не забылось, следует назвать его именем улицу в г. Грозном. Он родился в г. Грозном, если я не ошибаюсь, в 1902 году на улице… Орджоникидзе, в доме, где был Верховный Суд ЧИАССР… А теперь прошу извинить меня за мои грамматические ошибки, я пожилой человек. Хусейн Мурдалов». 

Умер крупный чеченский ученый Ахмат Мациев в 1968 году, прямо на работе, оставив после себя доброе имя и огромное теоретическое наследие. К сожалению, многие из его неопубликованных работ, которые даже в таком виде представляли большой научный интерес, а также архивы, фотографии сгорели во время военных событий в Грозном в квартире его сына Тамерлана Ахматовича. За свою сравнительно недолгую жизнь (60 лет) Ахмат Мациев написал более 55-ти научных трудов, общий объем которых составляет 250 авторских печатных листов. Он является автором и соавтором 8 двуязычных и трехъязычных переводов орфографических и терминологических словарей. Самым значительным из его научных трудов является чеченско-русский словарь, работе над которым он отдал более двадцати лет. Его перу принадлежат многочисленные буквари, учебники грамматики, монографии. 

Ученый собрал и подверг литературной обработке пословицы и поговорки, фольклорные произведения чеченского народа. А. Г. Мациев с отличием окончил Грозненское реальное училище, Чечено-Ингушский государственный педагогический институт, а впоследствии работал заведующим сектором языка в Чечено-Ингушском научно-исследовательском институте истории, преподавал в школе и вузе. Ахмат Гехаевич оказывал большую помощь молодым научным работникам. Размышляя над жизнью и творчеством известного ученого А. Г. Мациева, я подумал о том, что такую титаническую работу в области просвещения, да еще при столь неимоверно тяжелых испытаниях, мог проделать только человек, горячо любящий свой язык, свою культуру, свой народ. Подтверждением этим мыслям служат слова самого Мациева: «Чеченско-русский словарь – это труд всей моей жизни, выросший на почве искренней любви к родному языку и его носителю – чеченскому народу!» 

Удивительные факты о родном чеченском языке мне стали известны, когда я начал посещать недавно открытую в нашей гимназии Школу роста личности (краеведческий кружок «Горожанин»), которую ведет мой научный руководитель, соискатель ученой степени кандидата исторических наук М. М. Гортикова. Оказывается, составление и издание первого чеченского букваря связано с именем крупнейшего кавказоведа XIX в. Петра Карловича Услара. Это он впервые занялся исследованием горских иберийско- кавказских языков, открыл в крепости Грозная первую временную школу с преподаванием на чеченском языке и в рамках всей своей подвижнической работы в 1862 году взялся за изучение чеченского языка. Под руководством Услара в 1862 году в Тифлисе был издан первый чеченский букварь «Нохчийн джуздух1ара», составленный одним из его информаторов – прапорщиком из села Дышни-Ведено Къеди Досовым. Труд Къеди Досова был причислен к лучшим изданиям своего времени. 

Доказательством является тот факт, что первая страница, по всей видимости, единственного экземпляра букваря Къеди Досова была обнаружена уже в советские времена в Австрии, в библиотеке университета города Грац. И это не удивительно, поскольку еще в XIX веке известный филолог-языковед, академик А. А. Шифнер разослал экземпляры чеченского букваря европейским филологическим знаменитостям. Вот какой замечательный пример совместного подвижнического труда двух просветителей – ученого-гуманиста, действительного члена Кавказского отдела Императорского русского иерархического общества Петра Карловича Услара и чеченского прапорщика Къеди Досова имел перед собой Ахмат Мациев, приступив к исследованию родного языка! Это была большая Школа постижения пути к знаниям. И Ахмат Мациев, настоящий патриот своей Родины, впоследствии успешно развивал ее традиции. Мое исследование об одном из ярких ученых Чечни оказало мне помощь в выборе будущей профессии. Я решил последовать примеру Ахмата Мациева и стать ученым- – специалистом в области исторических наук. Моя будущая исследовательская тема уже обозначена. 

Использованная литература: 

1. Семейный архив Мациевых. 2. Кусаев А. Чечня: люди и годы. – Грозный, 2007. 3. Алироев И. Ю. Чеченский язык. – М., 2001. 4. Гортикова М. М. Чеченская письменность сотворила чудеса // Столица плюс». – 2007. – №19 5. Гортикова М. М. Знаменитые купцы Мациевы и их потомки // Столица плюс». – 2007. – №№59, 61, 63.  

Сайд-Салах Хасанов

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Лента новостей


Это интересно

Календарь новостей

«    Январь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 



Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"


ВАЖНО! О переходе на ЦИФРУ!

Переход на цифру

МЫ В ИНСТАГРАМ



Наша реклама

checheninfo.ru       checheninfo.ru

НАШИ ОПРОСЫ