Мультипортал. Всё о Чеченской Республике.

ЧЕЧНЯ. Как это было. Линия судьбы. Трудная дорога домой (часть первая)


Просмотров: 2 057Комментариев: 0
ДАЙДЖЕСТ:
ЧЕЧНЯ. Как это было. Линия судьбы. Трудная дорога домой (часть первая)

ЧЕЧНЯ.  Смерть Сталина изменила жизнь не только Халида Исмаилова, бывшего заместителя народного комиссара торговли ЧИАССР, осужденного на 10 лет заключения в Карлаге, но и всех чеченцев, сосланных в Казахстан и Среднюю Азию, заключенных в тюрьмы, лишенных Родины и названных «врагами народа».

Новое руководство страны во главе с Первым секретарем ЦК КПСС Никитой Сергеевичем Хрущевым признало ошибки, допущенные партией во времена Сталина, осудило их и взяло курс на восстановление справедливости по отношению к репрессированным народам. Заявления Н. С. Хрущева вызвали огромное воодушевление у чеченцев. Все настойчивей стали подниматься на разных уровнях чеченского народа вопросы возвращения домой, на свою землю, восстановления государственности. Этот процесс особенно активизировался в 1956 году. 

В конце мая 1956 года известный чеченский ученый-лингвист, профессор Юнус Дешериев инициировал вместе с представителями чеченского народа обращение на имя Первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева и формирование делегации для его вручения. Об этом вспоминает Ю. Дешериев в своей книге «Жизнь во мгле и борьбе».

«Глубокоуважаемый Никита Сергеевич! Недавно мне поручили написать отзыв о статье «СССР», напечатанной для Большой Советской Энциклопедии. Мне, языковеду, было предложено высказать свое мнение особенно о двух разделах этой статьи, а именно: «Население» и «Языки народов СССР». Читая эти два раздела указанной статьи, я не мог не обратить внимание на следующее:


В таблице 2 «Национальный состав населения» на стр. 9 названы такие народности как алеуты, насчитывающие 350 человек, ороки — около 150 человек (и это сделано, как мне кажется, правильно), но совершенно не назван ряд народов (и их языков), численность которых в СССР достигает десятков и сотен тысяч человек (например, балкарцы, ингуши, карачаевцы, калмыки, чеченцы). Известно, что у большинства этих народов в условиях СССР существовала своя государственность. О них существует большая литература у нас и за рубежом. Спрашивается, где эти народы, существуют ли они вообще в СССР? Они существуют, живут в СССР, пользуясь почти всеми правами граждан СССР и, конечно, не могли в условиях Советского государства неожиданно, внезапно исчезнуть с лица земли. Поскольку БСЭ призвана отражать действительное положение вещей, то совершенно ясно, что неправомерно молчать о них на стр. БСЭ. Тем более, что указ о переселении этих народов официально был опубликован в нашей печати.


Некоторые наши издательские работники (например, в издательстве АН СССР, в издательстве БСЭ) дошли даже до того, что считают чуть ли не преступлением, если в той или иной работе, подготовленной к печати, встречается наименование какого-нибудь из этих народов или их языков. В связи с этим возникают два вопроса:


1) С политической точки зрения правильно ли так поступать, не будет ли использована Большая Советская Энциклопедия (например) врагами СССР за рубежом в своих антисоветских пропагандистских целях? Известны случаи, говорящие о том, что за рубежом наши враги широко используют даже предназначенные для узкого круга читателей научные книги, в которых в соответствующем месте отсутствует ссылка или упоминание о том или ином из этих народов. Так, например, американский журнал по востоковедению утверждает в рецензии на книгу советского ученого профессора Г. Д. Санжеева о монгольских языках, что в СССР боятся, не разрешают упоминать, писать о калмыках и их языке.


2) Правильно ли так поступать с точки зрения патриотического воспитания тех народов, о которых идет речь, с точки зрения принципов национальной политики Коммунистической партии? Тем более что указанным обстоятельством пользуются и некоторые отдельные элементы на местах поселения народов, о которых речь идет.


Дешериев Ю. Д. Мой адрес: г. Москва, ул. Куйбышева, д. 8, кв. 9. 18.ХII. 54 г.». Дешериеву Ю.Д.


Адрес отправителя: Москва, 132, Старая пл. 4. Управление делами ЦК Компартии Советского Союза

Тов. Дешериев! В связи с Вашим письмом прошу позвонить по телефону 6-6-15-00 Богомолову.
27/ХП-54 г. К. Богомолов


Жена позвонила мне на работу и сообщила о почтовой карточке, полученной из ЦК КПСС. Открытка сразу сильно взволновала меня. Известно, что ЦК КПСС ежедневно получает десятки и сотни писем по самым различным вопросам, учитывая, что вся власть в Великой Стране принадлежала ЦК КПСС. Конечно, не каждому автору письма звонили домой и просили его позвонить в ЦК.


«Значит, обратили внимание на содержание письма», — думал я. Но что именно привлекло внимание работника ЦК КПСС, я не знал. В письме прямо и косвенно был затронут ряд вопросов, как это видно из его содержания. Я поторопился домой. Прочитал несколько раз открытку, но не смог определить вопрос, привлекший внимание работника ЦК. Всю ночь думал об открытке и о том, что мне сказать работнику ЦК, когда позвоню ему утром.


К. Богомолов любезно ответил на мой звонок. Он поблагодарил меня за письмо и сказал, что в письме поставлен важный вопрос. Дано указание об издании дополнительного 51-го тома Большой Советской Энциклопедии, в котором будут представлены все репрессированные народы. Затем он спросил: «Известно ли Вам что-нибудь о причинах выселения чеченского и ингушского народов?»


Отвечая ему, я сказал, что знаю довольно хорошо Чечено-Ингушетию и состояние дел там до выселения чеченцев и ингушей.


— Напишите, пожалуйста, обо всем этом подробно на имя Н. С. Хрущева.

— Если я обо всем напишу, то руководители бывших органов НКВД Чечено-Ингушетии попытаются арестовать меня.

— Не беспокойтесь. Их уже нет там.


В ответ на просьбу К. Богомолова написал об извращениях и клеветнических измышлениях против чеченского и ингушского народов местных органов НКВД, может быть, по приказу свыше.


Первому секретарю ЦК КПСС Товарищу Н.С. Хрущеву


Глубокоуважаемый Никита Сергеевич! Мы просим Вас принять нас, чтобы мы могли рассказать вам о чаяниях наших народов, о том, с какой великой благодарностью нашей партии, ее Центральному Комитету чеченский и ингушский народы приветствовали Ваш доклад и решения XX съезда.

Наши маленькие, многострадальные народы особенно благодарны Вам за то, что Вы в своем докладе осудили чудовищные извращения ленинской национальной политики. С момента выселения люди наших национальностей до последнего времени более 12 лет не имели возможности приехать в Москву и говорить с членами Правительства о нуждах и чаяниях наших народов.


XX съезд партии и Ваш доклад, в котором выражено мнение партии и Советского правительства, дали нам эту возможность. Сейчас, когда нам стало известно, что вопрос о репрессированных народах будет решать Советское правительство, мы тем более хотели бы, чтобы нас выслушали. С этой просьбой мы специально приехали из далекой Средней Азии и Казахстана. На ночлег мы устроились, как смогли — в Москве и даже в Красногорске.

Просим учесть все это и, если возможно, ускорить ответ на нашу просьбу. Ответ на настоящее заявление можно сообщить профессору Дешериеву по тел. служ. Г-5-20-58, домашн. К-4-17-10.

Состав делегации: 1. Зязиков Ж., 2. Гайсумов А., 3. Шатаев М., 4. Таштиев С., 5. Муталиев X., 6. Тайсумов А., .7. Саидов А., 8. Хамиев С., 9. Ташухаджиева А., 10. Базоркин И., 11. Матаев А., 12. Хаматханов X., 13. Дешериев Ю.


29 мая 1956 г. г. Москва


Делегация была представительная. В ее состав входили представители почти всех социальных групп, образующих чеченский и ингушский народы: крестьяне, рабочие, инженерно-технические работники, служащие, научные работники, представители литературы и искусства и др. Почти все они приехали из районов далеких Средней Азии и Казахстана, преодолевая большие материальные и психологические трудности. Их могли обвинить в нарушении паспортного режима, в пребывании в Москве и Подмосковье, куда им не было разрешено въезжать. Одни из них остановились в Москве, а другие — в дачных местах Подмосковья, ежедневно приезжая в Москву в течение около двадцати дней. За это время мы почти ежедневно обращались в разные органы — в Президиум Верховного Совета СССР, в Совет Министров СССР, в Центральный Комитет КПСС, которому в то время в основном принадлежала фактическая власть в стране. Одновременно мы собирались в сквериках и парках Москвы, обсуждая подготовленное нами «Обращение» к руководству страны. Нас долго не хотели принять, просили, чтобы мы по почте переслали наше «Обращение». Мы вынуждены были дать телеграмму на имя Н.С. Хрущева, сравнивая себя с некрасовскими мужиками, которые приехали в Петербург со своей болью, но тех не приняли, и они вынуждены были вернуться с парадного подъезда. В телеграмме было написано: «Мы бы не хотели оказаться в положении этих несчастных мужиков».


После такой телеграммы нам сообщили, что нас примет первый заместитель председателя Совета Министров СССР (первого заместителя Н. С. Хрущева), член Политбюро Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза А. И. Микоян. Нас приняли в Кремле 12 июня 1956 года.


Чечено-ингушскую делегацию 12 июня 1956 года принял в Кремле член Президиума ЦК КПСС, первый заместитель Председателя Совета Министров СССР Анастас Иванович Микоян. В ходе продолжительной беседы обсуждались вопросы тяжелого, бесправного положения ссыльных народов, важность скорейшего их возвращения домой и восстановления национальной автономии. Участники делегации вручили А.И. Микояну для передачи Н.С. Хрущеву письмо, содержащее просьбу о разрешении чеченцам и ингушам вернуться на свою исконную Родину — на Кавказ и восстановить их государственность, Чечено-Ингушскую АССР, на своей исконной территории. Как вспоминал позже Ю. Дешериев, «эти дни навсегда останутся в памяти членов первой чечено-ингушской делегации, по существу, первой делегации репрессированных народов, в нашей памяти».


Активность инициативных групп всех репрессированных народов заставили государство и его властные структуры к лету 1956 года приступить к рассмотрению целого ряда задач по реабилитации репрессированных народов, для решения которых требовалось принятие целого комплекса политических, юридических, хозяйственных и организационных мер. Всеми этими вопросами стала заниматься созданная по инициативе Н.С. Хрущева комиссия под председательством А.И. Микояна. Позже, 5-6 июля 1956 года, Президиум ЦК КПСС обсудил обзорную записку о письмах чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев и калмыков, подготовленную комиссией А.И. Микояна, в которых ставился вопрос о немедленном возвращении репрессированных народов на прежние места жительства и восстановление их национальных автономий.


Несмотря на положительные тенденции, не все в решении этого вопроса шло гладко, как того хотелось бы.


16 июля 1956 года Президиум Верховного Совета СССР издает указ «О снятии ограничений по спецпоселению с чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей, выселенных в период Великой Отечественной войны». В тексте указа отмечалось, что «осуществление ограничений в правовом положении находящихся на спецпоселении чеченцев, ингушей и карачаевцев и членов их семей, выселенных в период Великой Отечественной войны с Северного Кавказа, в дальнейшем не вызываются необходимостью. Исходя из этого, Президиум Верховного Совета СССР постановил:


1.Снять с учета спецпоселений и освободить из-под административного надзора органов Министерства внутренних дел СССР чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей, выселенных на спецпоселения в период Великой Отечественной войны.

2.Установить, что снятие ограничений по спецпоселению с лиц, перечисленных в статье первой настоящего указа, не влечет за собой возвращение им имущества, конфискованного при выселении, и что они не имеют права возвращаться в места, откуда были выселены».

Согласно этому указу, спецпоселенец мог проживать в любом пункте Советского Союза, кроме места жительства до выселения, то есть, в Грозненской области, а жилые дома и другие помещения, принадлежавшие спецпоселенцам до выселения, возвращению не подлежат.


Расписку о том, что он ознакомлен с указом президиума Верховного совета СССР №139/19 от 16 июля 1956 года, подписал и Халид Исмаилов 27 августа 1956 года.


Получалась парадоксальная ситуация. Утверждая, что репрессированные народы необходимо реабилитировать и дать им возможность вернуться на свои земли с восстановлением их национальных автономий, руководство страны одновременно издавало распоряжения, идущие вразрез с принятыми решениями. Причиной такой неопределенности и нечеткости политики и действий руководства страны в отношении репрессированных народов явилось существование яростных противников и недовольных политикой Н.С. Хрущева, направленной на реабилитацию народов и восстановления их национальных автономий.


Как и следовало ожидать, указ дал прямо противоположный эффект, вызвав негодование у репрессированных народов. Во многих местах проживания спецпоселенцев общественно-политическая ситуация накалилась до предела и становилась неуправляемой. Об этом с тревогой доложили сотрудники отдела писем Совета Министров СССР в своей развернутой записке, направленной 7 сентября 1956 года М. Г. Первухину, члену Президиума ЦК КПСС, первому заместителю Председателя Совета Министров СССР.


В этом документе сообщалось, что простые чеченцы и ингуши, посчитав, что решения XX съезда КПСС гарантируют им возможность вернуться домой, семьями выезжали в Грозненскую область, Дагестан, Северную Осетию без необходимых на то официальных разрешений. Вследствие этого обстановка в тех местах осложнялась, а все попытки вернуть этих людей обратно в ссылку еще более обостряли ситуацию. Информация об эскалации напряженности была разослана всем кандидатам и членам Президиума ЦК КПСС и секретарям ЦК КПСС. С опозданием руководство страны поняло, что одними регламентирующими мерами остроту проблемы депортированных народов не решить, что необходимо принимать твердые и четкие практические решения, которые смогут полностью реабилитировать репрессированные народы.


Уже 14 ноября 1956 года комиссия А.И. Микояна, в соответствии с поручением Президиума ЦК КПСС, обобщила имеющиеся материалы, итоги встреч партийных и государственных чиновников с представителями репрессированных народов, руководителями ряда союзных и автономных республик, краев и областей, и подготовила аналитическую записку, обсуждение которой состоялось 22 ноября 1956 года. На совещании руководством государства были высказаны серьезные замечания и конкретные предложения о сложившейся ситуации. А 24 ноября 1956 года Президиум ЦК КПСС принял постановление о восстановлении советских национальных автономий всех репрессированных народов, в том числе чеченского и ингушского.


В постановлении со ссылкой на решения XX съезда КПСС констатировалось, что «…массовое выселение целых народов не вызывалось необходимостью и не диктовалось военными соображениями, а было одним из проявлений чуждого марксизму-ленинизму культа личности, грубым нарушением основных принципов национальной политики нашей партии».


Центральный Комитет КПСС признал, что принятые и осуществленные до сих пор меры нельзя признать достаточными.


«Во-первых, они, как сказано в постановлении, не решают задачи полной реабилитации необоснованно выселенных народов и восстановления их равноправия среди других наций Советского Союза. 

Во-вторых, при большой территориальной разобщенности и отсутствии автономных объединений не создается необходимых условий для всемерного развития этих наций, их экономики и культуры, а, напротив, возникает опасность захирения национальной культуры.

В-третьих, нельзя не учитывать и того факта, что в последнее время, особенно после XX съезда КПСС и снятия калмыков, карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей со спецпоселения, среди них все более усиливаются стремления к возвращению в свои родные места и восстановлению национальной автономии», — записано в документе.


Руководство страны поручило комиссии А.И. Микояна совместно с руководством Грозненской, Астраханской областей, Ставропольского края, Дагестанской и Северо-Осетинской АССР, Грузинской ССР, а также представителями чечено-ингушского населения в месячный срок подготовить и внести на рассмотрение ЦК КПСС предложения о территории Чечено-Ингушской АССР.


Исходя из численности чечено-ингушского населения и масштабности мер, необходимых для их организованного возвращения и размещения по новому (старому) месту жительства, успешного осуществления всей программы восстановления ЧИАССР, для республики были установлены более длительные, чем в других национально-государственных образованиях, сроки определения территории автономии — в течение 1957- 1960 годов.


Президиум ЦК КПСС также утвердил проекты Указов Президиума Верховного Совета СССР о восстановлении автономий калмыцкого, карачаевского, балкарского и чечено-ингушского народов. Для осуществления оперативного руководства и организации всей практической работы, связанной с восстановлением республики, переселением и хозяйственно-бытовым устройством возвращающегося населения, был создан Организационный комитет по Чечено-Ингушской АССР.


Президиум ЦК КПСС поручил Оргкомитету по ЧИАССР в двухмесячный срок разработать и внести на рассмотрение в ЦК партии предложения о территориальных границах образуемой республики, о порядке, сроках, очередности приема и районах расселения чеченцев и ингушей, расходах, связанных с их переселением и устройством, а также о необходимых ассигнованиях на хозяйственное, культурное строительство и подготовку национальных кадров.


Как установил ЦК КПСС, «переселение граждан должно начаться не ранее весны 1957 года и производиться в организованном порядке небольшими группами, строго по разрешениям соответствующих Оргкомитетов, с тем, чтобы не допустить осложнений с трудоустройством и расселением прибывающих граждан, а также не нанести серьезного ущерба экономике тех предприятий, колхозов и совхозов, где они в данное время работают».


На переходный период первоначально планировалось создание Оргбюро, но учитывая то, что Чечено-Ингушская АССР образуется на территории имеющейся Грозненской области, где имеются соответствующие партийные органы, от этой идеи отказались. Впредь до выборов руководящих партийных органов республики функции Чечено-Ингушского обкома КПСС были возложены на Грозненский обком партии во главе с первым секретарем А. И. Яковлевым. 


И такое решение, как показали дальнейшие события, оказалось главной ошибкой тогдашнего руководства страны. Согласно принятому в ноябре 1956 года Постановлению ЦК КПСС, для окончательного восстановления национальной государственности чеченского и ингушского народов, в первую очередь необходимо было определить границу ее будущей территории. 61 №3 2023 ВАЙНАХ Следует отметить, что реализации установок партии по восстановлению национальной автономии чеченцев и ингушей, их возвращению на свои исконные территории мешали определенные силы, ярые сталинисты, занимающие высокие должности в руководстве страны.


Одним из них был первый секретарь Грозненского обкома КПСС А. И. Яковлев. Он изначально был за создание автономии чеченцев и ингушей, но только не на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР. По его мнению, чеченцам и ингушам нужно было создать автономию там, где они находились в ссылке — в Казахстане. Вот как охарактеризовал деятельность первого секретаря Грозненского обкома КПСС А.И. Яковлева представитель Оргкомитета по ЧИАССР Дукузов Х.Н. в своем отчете, говоря о практических мерах по восстановлению Чечено-Ингушской АССР:


«Положение в Грозном — существует двоевластие: Грозненский облисполком, с одной стороны, и Оргкомитет, с другой, по существу, за дело никто не отвечает. Нам, членам Оргкомитета, заявили, чтобы мы не выступали и в дело не вмешивались, пока не будет принят закон на VI сессии Верховного Совета СССР о восстановлении ЧИАССР.


В декабре 1956 года в ЦК КПСС были вызваны 20 коммунистов — чеченцев и ингушей. В течение 20 дней нашего нахождения в Москве секретарь Грозненского обкома КПСС тов. Яковлев, присутствовавший среди нас, с нами не здоровался, не беседовал и нас не поздравил в связи с восстановлением Чечено-Ингушской АССР. Этим самым тов. Яковлев показал свое отрицательное отношение к восстановлению ЧИАССР.


Тов. Яковлев недоверчиво относится к нам, членам Оргкомитета. Он не допустил членов Оргкомитета тов. Мальсагова, Тепсаева, Дукузова, Цутиева, Яндиева на мартовский Пленум обкома КПСС».


«Во второй половине 1956 года в Грозный приехал инспектор ЦК КПСС Русаков с секретным заданием — изучить возможности восстановления республики на прежней территории или создать Чечено-Ингушскую автономию на другой территории, где-то в Казахстане. 


Перед отъездом из Грозного Русаков собрал всех членов бюро обкома партии и некоторых членов исполкома областного Совета депутатов трудящихся. На этом совещании московский посланец рассказал о цели своего приезда в Грозный, сообщил также, что в ЦК КПСС обсуждаются два варианта восстановления Чечено-Ингушской автономии: возвратить чеченцев и ингушей в родные места, тем самым восстановив автономную республику в прежних границах, или создать Чечено-Ингушскую автономию где-нибудь в Казахстане», — вспоминал о тех событиях, связанных с восстановлением Чечено-Ингушской АССР, Василий Федорович Русин, занимавший ответственные посты в республике и Грозненской области. На этом совещании мнения руководства Грозненской области к оценке предложенных представителем ЦК КПСС вариантов принципиально разошлись. Первый секретарь Грозненского обкома КПСС А.И. Яковлев выступил против возвращения чеченцев и ингушей на свои земли, при этом, как отмечает В. Русин, заявил: «Надо им выделить территорию в другом месте, и пусть селятся там».


Автор: Заслуженный журналист ЧР Имран ИСМАИЛОВ (фр - т док. повести И. Имаилова "Линия судьбы")
Источник: газета "Орга (Аргун)". Апрель 2024 год


checheninfo.ru



Добавить комментарий

НОВОСТИ. BEST:

ЧТО ЧИТАЮТ:

Время в Грозном

   

Горячие новости

Это интересно

Календарь новостей

«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Здесь могла быть Ваша реклама


Вечные ссылки от ProNewws

checheninfo.ru      checheninfo.ru

checheninfo.ru

Смотреть все новости


Добрро пожаловать в ЧР

МЫ В СЕТЯХ:

Я.Дзен

Наши партнеры

gordaloy  Абрек

Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"