Мультипортал. Всё о Чеченской Республике.

Антропоморфная пластика Кавказа – удивительные сведения о наших предках


Просмотров: 4 107Комментариев: 0
ДАЙДЖЕСТ:
Антропоморфная пластика Кавказа – удивительные сведения о наших предках

Кто бы из нас не пожелал получить достоверную информацию о том, как одевались наши далекие предки около трех тысяч лет до н.э., какие носили прически, как выглядело их оружие и др.? Оказывается, увидеть все это вполне реально. В бронзовом веке совершенствование гончарного ремесла и металлообработки на Кавказе привело к серьезным изменениям в материальной культуре, хозяйственной и социальной жизни людей. Усовершенствовалось оружие: кроме лука и стрел, появились копья с бронзовыми наконечниками, мечи и кинжалы, пращи, боевые топоры, застежки поясов, удила из того же металла. Изготовление утвари, оружия и орудий труда привело к началу специализации ремесла металлообработки. Основными видами занятия населения Северного Кавказа были скотоводство и земледелие (с использованием быков в качестве тягловой силы), хотя свое значение сохраняли охота и собирательство. В хозяйственной деятельности была четко выражена половая специализация: мужчины занимались скотоводством, земледелием, металлургией и военным делом, а женщины – гончарным и ткацким ремеслом, ведением домашнего хозяйства. Развитие металлургии дало мощный толчок в развитии хозяйства и военного дела. Металлические изделия изготавливались на месте из кавказской мышьяковистой бронзы. Обладая более совершенными металлическими орудиями, имея высокую организованность и мобильность, связанные с наличием конницы, кавказские племена стали проникать сначала в степи Предкавказья, а затем – совершать дальние походы в Азию.

Начиная с III тысячелетия до н.э. древнее население Кавказа, с легкой руки греческих и римских историков названное сколотами (скифами), трижды совершали успешные завоевательные походы в древние государства: Египет, Вавилон и Ассирию. На Кавказе, одновременно с развитием гончарного дела и металлургии, стали делать каменные, глиняные, а затем и металлические изображения людей. Постепенно сформировался общекавказский феномен антропоморфной металлопластики, который является ярким показателем общности исторического пути, культурных и экономических связей, единого праязыка, древнего населения всего Кавказа. Использование каменных и металлических фигурок (антропоморфной пластики) в качестве археологического источника для реконструкции истории эпохи поздней бронзы и раннего железа является особенно интересным для дописьменного периода истории Кавказа. Количество экземпляров антропоморфной металлопластики Кавказа, хранящихся в различных музеях, составляет около 800 единиц. Эти удивительные предметы нашей истории хранятся в Государственном историческом музее, Эрмитаже, Государственном музее искусства народов Востока, Северо-Осетинском государственном объединенном музее истории, архитектуры и литературы, Дагестанском государственном объединенном историко-архитектурном музее, Ставропольском государственном краеведческом музее имени Г.К. Прозрителева и Г.Н. Праве, Национальном музее истории Украины, Национальном историческом музее Армении, Музее Института искусства и науки Армении, Музее Грузии им. С. Джанашия, Кутаисском историко-этнографическом музее, Абхазском государственном музее, Ханларском историко-краеведческом музее, а также в дальнем зарубежье – в Историческом музее Вены (Австрия), в Британском национальном музее (Великобритания). 

Бронзовая антропоморфная пластика Кавказа привлекала к себе внимание российских ученых с конца XIX столетия. Изучение началось вслед за ее первыми находками. В 1867 г. А.П. Ипполитову горцы Шароевского общества принесли множество металлических фигурок. Чеченцы считали их «христианскими богами». В начале 70-x гг. XIX в. при строительстве дорог в Дагестане было разрушено несколько могильников, среди инвентаря которых были найдены бронзовые фигурки. В 1877 г. у с. Казбеги в Северной Осетии был найден клад, получивший название «Казбекский». Большая часть клада представлена антропоморфными скульптурами. Яркие образы и композиции клада привлекли внимание ученых всего мира (Г.Д. Филимонова, А.П. Ипполитова, П.И. Головинского, Ф.С. Байерна, Ж. Мурье, И.И. Пантюхова, А.С. и П.С. Уваровых).  В советские годы в ходе археологических раскопок могильников, святилищ, курганов на Кавказе также было найдено большое количество металлических предметов, в том числе и изображения людей. Обнаружением и последующим изучением антропоморфной пластики занимались кавказоведы: А.А. Захаров, А.А. Иессен, А.П. Круглов, Е.И. Крупнов, В.И. Козенкова, В.И. Марковин, Ш.Я. Амиранашвили, И.В. Мегрелидзе, О.М. Давудов, М.С. Гаджиев, В.Б. Виноградов, Е.Е. Кузьмина. Появление бронзовой антропоморфной пластики на Кавказе ученые относят к началу эпохи ранней бронзы. В то же время существуют свидетельства этнографов, фиксирующие антропоморфные образы в различных культах конца XIX в. Так, по свидетельству Б.К. Далгата, «женщины Исатовского общества в Чечне молят медную статуэтку, изображающую мужчину, чтобы она даровала им сына» (Далгат, 2004. С. 150; Сагитова, 2004. С. 175–177).
В.И. Марковин в статье «Культовая пластика Кавказа» за 1986 г. подчеркнул, что рассматривает антропоморфную пластику как сугубо культовое явление, отражающее эпохальные верования Кавказа. Автор сгруппировал статуэтки по позам, выделив «адорантов» – фигурки с распростертыми руками; «фертов» – фигурки, изображающие воинов; беременных женщин и человеческие головы. Еще одну группу антропоморфной пластики он отнес к «уникальным фигуркам»: «побратимы из Шали», «винопийца» из Бамборского клада, «три грации» из Сержень-Юрта и другие.  А.А. Захаров в работе «Material for the archaeology of the Caucasus. Anthropomorphic bronze statuettes» впервые классифицировал известную ему антропоморфную пластику Кавказа (Zakharov, 1933. P. 65–118). Он разделил статуэтки, исходя из общих деталей, и выделил 8 основных категорий: итифаллические статуэтки в шлемах, стоящие на подставке; плоские статуэтки с поднятыми вверх руками, прижатыми к голове или с руками, лежащими на поясе; статуэтки, близкие к античным; круглые итифаллические статуэтки с короткими руками, расширенной талией и короткими ногами; статуэтки Казбекского типа; статуэтки северокавказского типа; статуэтки с зооморфными чертами.


Молодой ученый археолог Брилева О.А. в своей научной работе «Древняя бронзовая антропоморфная пластика Кавказа» впервые собрала и классифицировала весь доступный для обработки массив бронзовой антропоморфной пластики Кавказа, включающий 740 фигурок. Длительные переговоры автора этой статьи с Ольгой Александровной о предоставлении ею базы данных изображений фигурок на электронных носителях для ознакомления с ними жителей Чеченской Республики, к сожалению, не увенчались успехом. Несмотря на это, мы остаемся благодарными автору очень полезной работы. Брилевой была выработана система описания антропоморфных изображений, проанализированная при помощи компьютерных технологий. Ею были предложены критерии хронологического определения статуэток.

Результаты исследования автора могут быть использованы при написании обобщающих работ по древней истории, идеологии и искусству Кавказа. Новая система классификации и описания статуэток дает ключ к систематизации музейных собраний пластики. Результаты работы дополняют и конкретизируют представления о характере религиозных культов Кавказа. Они могут быть использованы в научных трудах, связанных с исследованием различных аспектов истории и культуры не только кавказских, но и других народов Евразии. Важным аспектом работы Брилевой О.А., на мой взгляд, является возможность использования деталей одежды и украшений, выделенных на персонажах антропоморфной пластики, для реконструкции древнего кавказского костюма. География появления и характер распространения статуэток на территории Кавказа свидетельствует о нарастающем развитии здесь, с глубокой древности, металлообработки. Можно предположить, что антропоморфная металлопластика получила свое развитие, как побочный промысел. В свободное от основного труда время плавильщики металла отображали в фигурках свои представления связанные с верованиями, плодородием, здоровьем и др. Антропоморфная пластика отображала бытовые предметы и их детали. Так, в ходжалы-кедабегской находке – конская узда и повозки, статуэтки с изображениями вооруженных (копьем и щитом) мужчин, в восточнозакавказской – танцующих с поднятыми вверх руками, в самтаврской – стоящих с протянутыми вперед руками. 

О.А. Брилева утверждает, что в центральном варианте кобанской культуры популярен образ агрессивного мужчины и пассивной женщины. Изображения мужчин более активны и динамичны: они едут, совершают военные действия, заняты едой и питьем. На восток от этой культуры характер героев не меняется. В восточном варианте кобанской и зандакской культур главный герой – всадник и воин.


Из исследованных отрядом В.И. Марковина в 1960-х годах в Чечне памятников эпохи поздней бронзы и раннежелезного века следует отметить, прежде всего, могильник у с. Зандак в Ножай-Юртовском районе. Здесь было раскопано около 60 погребений в ямах и каменных ящиках, включая захоронения лошадей и могилы-кенотафы. Зандакский могильник является достаточно своеобразным памятником в системе древностей Северо-Восточного Кавказа конца II – первой половины I тысячелетия до н.э., сочетающим в себе признаки как кобанской, так преимущественно и каякентско-хорочоевской культур. Металлическое (бронзовое) оружие, бабочковидные пояса воинов, захороненных вместе с боевыми конями, и другие бесценные находки, обнаруженные археологическим отрядом В.И. Марковина, были вывезены с территории Чеченской Республики, и они хранятся в запасниках российских музеев. 


Как результат участия в указанной экспедиции остался небольшой труд нашего известного земляка, ученого-археолога М.Х. Багаева, где им были описаны «бабочковидные» пояса воинов, обнаруженных при раскопках Зандакского могильника. Ученый-археолог из Дагестана О.М. Давудов написал большой труд, описывающий результаты исследования Зандакского могильника. Пропагандируя удивительные находки, обнаруженные экспедицией В.И. Марковина, О.М. Давудов инициировал перед научной общественностью предложение о признании Зандакской культуры как самостоятельной и уникальной культуры, наравне с Харачоевской и Каякентской культурами древности. Для современных жителей Чеченской Республики имеет исключительно важное значение наличие профессиональной информации о деталях костюма и украшений на человеческих фигурках эпохи поздней бронзы и раннего железа, вывезенных с территории республики. Из трудов А.А. Захарова, В.И. Марковина и О.А. Брилевой следует, что металлические фигурки почти во всех случаях изображались с деталями одежды, украшениями, головными уборами, изображаемыми в виде шлемов, колпаков, платков и шапок. 

О.А. Брилева пишет, что в изученных ею металлических фигурках «мужских изображений больше, поэтому мужской костюм представлен полнее. Для женского костюма выделено 9 вариантов головных уборов и 3 варианта поясов. В мужском костюме зафиксировано 23 варианта головного убора, 3 варианта пояса. Только в мужском костюме встречаются перевязи и штаны. Известны также головные уборы и пояса, которые представлены как на мужских, так и на женских изображениях. Чаще всего на антропоморфной пластике можно встретить шейные украшения, реже – украшения на руках и лишь изредка – на голове. Украшения различаются по половому признаку. На изображениях мужчин не бывает головных украшений, зато встречаются различные варианты шейных и наручных украшений. Женские украшения представлены богаче. Шейные украшения на антропоморфной пластике в два раза чаще сочетаются с браслетами (6 раз), чем с головными украшениями (3 раза). Браслеты встречаются в сочетании с гривнами (6 раз) и с головными украшениями (1 раз). Чаще всего волосы на фигурках не показаны. Лишь изредка в бронзовой антропоморфной пластике Кавказа можно встретить изображения различных причесок. Они встречаются в IX – IV вв. до н.э. 

Мужские и женские прически состояли из волос примерно одинаковой длины. Прически мужчин представлены различными вариантами собранного сзади пучка волос. Женщины чаще всего изображены с распущенными волосами». Вывоз предметов Средневековья, обнаруженных при случайном вскрытии захоронений, продолжаются и в наши дни. Так, в ходе земляных работ на территории Итум-Калинского пограничного отряда военными был обнаружен шлем, металлическая сетка-панцырь и другие предметы воина. Вместо сдачи клада ценных вещей в музей Грозного они были вывезены и стали экспонатами Ставропольского краеведческого музея. Общественность Чеченской Республики имеет достаточную информацию об огромных усилиях, прилагаемых руководством Чеченской Республики к возрождению республиканской музейной деятельности. Прекрасное здание музея, строительство которого завершается в центре города Грозный, активная подвижническая деятельность дирекции музея дает надежду неравнодушным к истории своего народа жителям республики на то, что будут предприняты меры, направленные на возвращение хотя бы части предметов антропоморфной пластики из музеев Российской Федерации для постоянного экспонирования в Чеченской Республике.

Литература:

1. В.И. Марковин. Культовая пластика Кавказа, 1986 г.
2. А.А. Захаров. Material for the archaeology of the Caucasus. Anthropomorphic bronze statuettes. Здесь он впервые классифицировал известную ему антропоморфную пластику Кавказа (Zakharov, 1933 г.).
3. О.А. Брилева. Древняя бронзовая антропоморфная пластика Кавказа. – Москва, 2008 г.


Мусейп Висенгереев


checheninfo.ru



Добавить комментарий

НОВОСТИ. BEST:


ЧТО ЧИТАЮТ:

Время в Грозном

   

Горячие новости


Это интересно

Календарь новостей

«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Здесь могла быть Ваша реклама


Вечные ссылки от ProNewws

checheninfo.ru      checheninfo.ru

checheninfo.ru

Смотреть все новости


Добрро пожаловать в ЧР

МЫ В СЕТЯХ:

Я.Дзен

Наши партнеры

gordaloy  Абрек

Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"