Мультипортал. Всё о Чеченской Республике.

Из истории собирания и издания чечено-ингушского музыкального фольклора


Просмотров: 5 112Комментариев: 0
ДАЙДЖЕСТ:
Из истории собирания и издания чечено-ингушского музыкального фольклора


За 13 лет депортации я не услышал ни одной чеченской песни, хотя очень этого жаждал. И когда восстановилась республика, все равно продолжалось замалчивание чечено-ингушской культуры! Делалось все, чтобы не передавать по радио и по телевидению чечено-ингушские песни.


Меня это обижало, как и любого чеченца и ингуша. И в 1958 г., когда проходила конференция работников культуры по этому вопросу, я сказал Председателю радиокомитета, что репертуар радио можно пополнить за счет записей народных песен, которых было много. Можно, продолжал я, поездить по молочно-товарным фермам, овощеводческим, виноградарским бригадам, где горянки исполняют свои прекрасные песни. Он сказал мне: "Привезешь песни, и я включу их в программу". После этого я стал ездить по селам и записывать народные песни. А потом 2 раза в месяц их включали в программу радио.

 

Однажды после очередной поездки по республике я встретился с классиками чеченской литературы Халидом Ошаевым и Магомедом Мамакаевым. Прослушав мои записи, они оба прослезились и предложили мне пойти с ними в Научно-исследовательский институт истории, языка и литературы (НИИ ИЯЛ) к директору Абдул-Халиму Саламову и заведующему отделом этого института Хасану Туркаеву. Выслушав нас, они согласились издать сборник под названием "Чечено-ингушский музыкальный фольклор".

Я очень увлекся сбором музыки, сказок, поговорок, преданий и поверий. Мною был собран большой материал, который я клал в материнский сундук. Думал, что когда-нибудь напишу по нему книги. Но в Чечню пришла война, и в наш дом попал снаряд. Полдома и сундук сгорели. Только мы успели частично восстановить потерянную при депортации часть культуры (издали два тома), как вновь пришла беда и уничтожила то, что мы успели отыскать из сохранившегося и включить в третий том. Но наш третий том остался под развалинами здания НИИ ИЯЛ. Я перебрал все кирпичи и пепел разрушенного здания, расспрашивал всех, кто был во время войны в институте, но рукопись бесследно исчезла. Я продолжаю собирать народные песни. Теперь война их жанрово обогатила. В настоящее время у меня уже собран материал на два тома.


Если до войны для записи я разыскивал знатоков и хранителей народных песен по Чечено-Ингушетии, Казахстану, Киргизии, Грузии, Дагестану и по Иордании, то теперь приходится ездить по всем регионам России, по всем странам Европы и Азии: война разбросала мой народ по всему миру. Мало я нахожу веселых песен, в основном - грустные, печальные, где звучит тоска по родине.

Прошло 40 лет, как после возвращения из депортации мы начали собирать народную музыку. Большинство тех, кто помогал мне издать первых два тома, а также хранителей и исполнителей песен уже нет в живых. И мы продолжаем наше дело вместе с Хасаном Туркаевым - доктором, профессором, очень интеллигентным человеком. Мы собираем нашу культуру по зернышку.

В Ножай-Юрте старик лет под 100 рассказал мне, как он вернулся на родину на ишачьей арбе, преодолев 3 тыс. км. Чтобы не умереть с голоду, в степях он охотился на барсуков, а на побережье Аральского моря ловил рыбу, и везде старался не попадаться никому на глаза. Ехал он целых 3 месяца. Его спасеньем был дечиг-пондар, который не давал ему скучать. Единственное, что он хотел в жизни, - это умереть на родной земле. И старик жаловался, что до сих пор смерть его не берет. Он мне спел 12 песен, некоторые из них он сочинил в той дороге домой. Это было в 1961 г. Его семья состояла до депортации из 13 человек, а выжил и вернулся домой он один. Таких стариков я видел много. У каждого была трудная судьба, и каждая их песня исходила из души. Они пели о своей и народной жизни. Один старик говорил, что в старину музыкой лечили болезни. Для каждой болезни была своя мелодия. И он мне сыграл 6 песен для лечения разных болезней. Одна из них была для лечения злокачественной опухоли.


В начале 1960-х годов я работал директором Дома культуры в с. Знаменское. Я создал там совет из стариков и женщин, а также из представителей сельской интеллигенции. Я говорил им о необходимости восстановления национальной культуры, которую мы совсем потеряли за 13 лет, проведенных на чужбине. Одни одобряли меня, а другие возражали, что это не для чеченцев. Но я упорно стоял на своем. Когда я убедился, что все три созданные мной при Доме культуры кружка работают хорошо, я выделил из каждого кружка по человеку на усмотрение коллектива и назначил их руководителями этих кружков, а сам занялся сбором и записью чечено-ингушского национального фольклора.

Начав работу директором Дома культуры, я прочитал и изучил много книг о культуре и искусстве чечено-ингушского народа. Я очень благодарен Светлане (работавшей до меня директором Дома культуры), которая оставила мне ту литературу, которую я должен был знать, чтобы заниматься культурно-просветительной работой.

Не знаю почему, но меня потянуло именно на родные мелодии. Мне было интересно, какие мелодии исполняли и пели наши прабабушки и прадедушки в те далекие времена. Из прочитанных книг я уже знал, что собирание и запись чечено-ингушского фольклора начались еще в XIX столетии. Впервые образцы текстов чечено-ингушских песен были напечатаны в русском переводе И. Цискаровым (Пушкинские песни... Кавказ. 1849. № 38). Известны публикации П. Услара, записи некоторых чеченских песен, произведенные Л.Н. Толстым, чеченским этнографом У. Лаудаевым, педагогом Ш. Сугаиповым, ингушом-фольклористом Ч. Ахриевым. Ценным является сборник в русском переводе, составленный А. Шериповым, - "Из чеченских песен" (1918). Однако всё это были записи лишь текстов, а мелодии оставались несобранными и неизученными. В этом отношении большую помощь Чечено-Ингушетии оказали русские композиторы. Первая научно-исследовательская экспедиция по сбору музыкального фольклора была организована в 1929 г. под руководством известного советского композитора Александра Давиденко (1899-1934). В итоге был издан сборник чеченских мелодий и обработок композитора для фортепьяно.


В дальнейшем русские советские композиторы неоднократно возвращались к музыкальным темам чечено-ингушского фольклора, чем внесли вклад в развитие музыкальной культуры республики. А. Давиденко создал чеченскую сюиту для хора а капелла, М. Коваль - "Джигитовку", которая вошла в сюиту "Семья народов". Много лет уделял творческое внимание народной чечено-ингушской музыке заслуженный деятель искусств Чечено-Ингушской АССР И.С. Речменский, создавший "Увертюру на ингушские темы", симфонические сюиты на чеченские темы и ряд произведений для струнного квартета. Одновременно Речменский проводил работу по собиранию и записи чеченских и ингушских народных (песен) мелодий, которые были изданы в 1939 г. Государственным музыкальным издательством в Москве.

С начала 1930-х годов плодотворную работу по собиранию и обработке чечено-ингушской музыки вел один из зачинателей профессионального музыкального искусства в республике Георгий Мепурнов (1900-1938).
Так же занимался сбором музыкального фольклора и создавал новые оригинальные произведения заслуженный артист Чечено-Ингушской АССР А.М. Халебский.


Успешно работали и молодые композиторы - А. Шахбулатов, Б. Шнапер, Е. Захарович, У. Бексултанов. Все понимали, что для развития чечено-ингушской музыкальной культуры огромное значение имеет собирание и изучение музыкального фольклора. В нем, как в зеркале, можно проследить жизнь, быт, культуру и те социальные условия, в которых развивалась музыкальная культура чеченцев и ингушей во всей истории. Основоположник русской классической музыки М.И. Глинка говорил: "Создаем не мы, создает народ, мы только записываем и аранжируем".


Вот и меня охватило желание собирать и записывать, а с аранжировкой справятся наши прекрасные композиторы.
Я купил катушечный магнитофон, запасную обувь, рюкзак и отправился в дальние горные аулы.

В аулах звучало много прекрасных мелодий, посвященных жизни нашего народа. Жители аулов встречали меня очень доброжелательно. В каждом доме могли накормить, напоить и дать ночлег.


Можно написать целую книгу о приключениях, об интересных людях, обо всем, с чем я столкнулся, занимаясь этим полезным и интересным делом, которому посвятил часть своей жизни. Хочу рассказать несколько интересных историй.
Поехал я на запись в Бено-Юрт. Был это 1960 год. Там жила старая гармонистка, ей было 70 лет. В молодости она очень хорошо играла на гармонике и пела. Но с возрастом братья запретили ей играть. Она жила с братьями, так как своей семьи у нее не было. Это была семья Мусхаджиевых.


Было раннее утро. Я вошел во двор и увидел старушку, которая была занята работой по дому. Она спросила меня, кто я и зачем пожаловал?

Я представился и объяснил, что являюсь работником культуры. Приехал из соседнего села Знаменское. Сказал, что наслышан о ее прекрасном исполнении чеченских народных мелодий, и так как я собираю материал для выпуска книги и пластинок с чеченскими песнями, то хотел бы, чтобы она мне их сыграла и спела. Я сказал ей, что они должны сохраниться и исполняться нашим будущим поколением.

Руидат, так звали старушку, сказала, что она давно не брала в руки гармонь и не играла, но раз очень надо, то она уважит гостя и попробует.


Только она взяла в руки гармонь, как заходит в дом высокий, статный, подтянутый, как отставной генерал, старичок. Он с удивлением посмотрел на меня и со всей строгостью спросил, кто мне позволил войти в дом и любезничать с его незамужней сестрой. Оказывается, Руидат никогда не была замужем. Он стал стыдить меня: мол, настоящий горец не должен забывать обычаев. А затем выставил меня из дому. Я извинился и объяснил, что пришел с добрыми намерениями и не хотел оскорбить его дом и честь Руидат. Тогда старик смягчился, сказал, что его зовут Ахъяд, и пригласил в дом. Затем послал Руидат за племянницей, которая жила по соседству. Оказалось, что та играет на барабане. И вот пошло веселье. Руидат играла на гармошке, племянница - на барабане, а сам Ахъяд танцевал лезгинку. Потом старик помог сестре вспомнить 17 старинных мелодий, которые я записал.

В 1959 г. я строил дом в с. Знаменском, где жили мои предки. Там я познакомился со старой Хазант, которая прекрасно играла на национальной гармонике. Она сыграла мне несколько песен: "Танцуй, танцуй!", "Надтеречная танцевальная", "Ой мама, люблю его!", "Чеченская шуточная песня", "Я попрежнему люблю".


В с. Хой жила старая женщина Сапият, которая знала старинные песни доисламского периода. Эти песни - проклятия злодею, который совершил преступление против человечества. Чтобы наказать такого злодея, приглашалась женщина-певица, которая выпевала проклятия, посылая ему несчастье на этом и том свете. Сапият была бойкой старушкой, она говорила, что ей за 100 лет. Я предложил ей сыграть песни-проклятия, но она сказала, что не поет их уже 70 лет, потому что ислам запрещает петь эти песни и она поклялась на Коране не петь их. Как я ее ни уговаривал, доказывая, что они нужны для науки, она стояла на своем. Я очень расстроился: приехал издалека, и с таким трудом. Да, может быть, она одна осталась, кто знает такие песни-проклятия. И тут мне пришла в голову дурная мысль: я взял с земли горсть пыли и всыпал ее в маслобойку, с которой работала Сапият. Старуха выпучила на меня глаза, тут же забыла о своей клятве и начала меня нараспев проклинать, да так сильно, что я испугался. Однако сообразил включить магнитофон и записал ее песню-проклятие. Сапият, задыхаясь от злости, выпалила все, что знала. Я заплатил ей за испорченную сметану и попросил, чтобы она сняла с меня проклятия. Сапият сказала: "Пусть Аллах тебя простит".


Еще один исполнитель чеченских народных песен жил в Веденском районе. Он говорил, что ему было 115 лет. Звали его Турпал-Али. Играл он виртуозно на дечиг-пондаре. Я всегда брал с собой водку. Мужчины помоложе обычно от нее не отказывались и после выпитого стакана лучше вспоминали старые песни. Но Турпал-Али меня удивил: выпив пол-литра водки, он чувствовал себя прекрасно, исполнил с десяток песен, станцевал лезгинку. И это в 115 лет! "Что только чеченцы не сделают, чтобы угодить гостю?" - подумал я. У Турпал-Али я записал несколько замечательных фольклорных песен: "Песня о мужестве", "Песня дечиг-пондариста", "Песня Гази-Магомы", "Чеченская горская" и др.


Чеченские народные песни учат сохранять стойкость, честь, достоинство, верность в дружбе и особенно беззаветную преданность родине. Чеченские фольклорные песни воспевают прекрасных женщин как лучших матерей, сестер и жен - как лучших дочерей своего отечества. Песни учат любить землю, вскормившую их, беречь природу, ибо человек - тоже дитя природы.


Чеченцы говорят:


Чтоб забыть невзгоды и печали,
Мы - чеченцы - пляшем и поем. 
Сколько бы мы горя ни встречали,
Всё равно без песен не живем.

Пели предки - подпоют и внуки.
Всё равно без песен не живем... 


Более 40 лет своей жизни я собирал чечено-ингушский фольклор. В поисках хранителей фольклорной музыки я встречаюсь с интересными людьми - знатоками не только музыки, но и старинных обычаев, поговорок, сказок. Многие сказители - люди необыкновенной судьбы. Я записал около тысячи чеченских народных песен. Когда возродится республиканская библиотека им. А.П. Чехова, я подарю ей всё мною записанное.


* * *
Пора спокойно разобраться, 
Как нам войну остановить, 
Кто ее начал, докопаться 
И счет подонкам предъявить. 
Всех, кто развязывает войны, 
В атаку, в первый эшелон! 
Пускай побудут в этой бойне, 
Пока их дух не выйдет вон...
Но трусы прячутся за нами 
С ухмылкой сытых богачей. 
А нам приходится сынами 
Платить за этих палачей.
* * *
Люблю я старинные песни, 
Фольклорным напевам рад. 
Понятен душе веселой 
Их добрый и звучный лад, 
И звоны трубы и струн, 
И барабанный бой. 
Луны одинокий бубен 
Горит над моей Чечней.
* * *
Обычаю много лет, –
Поведал мне старый дед. –
Пускай на земле война –
Нам песня всегда нужна!
* * *
О песни родные чеченские! 
Без слез вас и слушать нельзя. 
Гортанные звуки льются, 
Их чувствую сердцем я.
Ашуга Аллах вдохновляет, 
И сердцем тот песнь поет. 
О родине он распевает, 
Любой его в мире поймет. 
Вот будто лавина грохочет –
То эхо далеких сражений.
Вот в пляску веселую хочет
Чеченцев завлечь с упоеньем.
В них всё: и любовь, и страданья,
И нежность души, и суровость,
В них – верная дружба и мщенье
Врагу за него преступленье.
О песни, что любит народ мой!
Я тоже люблю вас навечно.
И слушаю то со слезами,
А то и с восторгом сердечным.

Х.М. Ахмадов




checheninfo.ru



Добавить комментарий

НОВОСТИ. BEST:


ЧТО ЧИТАЮТ:

Время в Грозном

   

Горячие новости


Это интересно

Календарь новостей

«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Здесь могла быть Ваша реклама


Вечные ссылки от ProNewws

checheninfo.ru      checheninfo.ru

checheninfo.ru

Смотреть все новости


Добрро пожаловать в ЧР

МЫ В СЕТЯХ:

Я.Дзен

Наши партнеры

gordaloy  Абрек

Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"


MySQL Fatal Error
MySQL Error!
MySQL error in file: /engine/mods/power_log/index.php at line 15
Error Number: 144
The Error returned was:
Table './che/power_log' is marked as crashed and last (automatic?) repair failed
SQL query:

INSERT INTO power_log (`ip`,`date`,`url`,`time`,`mysql_time`,`tpl_time`,`mysql_count`,`memory`) VALUES ('100.26.176.111','2024-07-23 00:05:05', '/4091-iz-istorii-sobiranija-i-izdanija-checheno-ingushskogo-muzykalnogo-folklora.html', '10.60238', '7.14229', '3.00779', '5', '3.63')