Мультипортал о Чеченской Республике

История села Шуани и шуанинцев

Просмотров: 8 648 Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

Адиз Кусаев


По следам одной этнографической ошибки

На месте, где сегодня находятся села Большие и Малые Шуани (с 80-х годов с. Малые Шуани стало называться Чаройн-Мохк), люди жили с незапамятных времен. Это подтверждается данными ученых, археологов и этнографов. Так, в топонимии с. Большие Шуани до сих пор сохранились названия местечек, где в древности жили люди. Например, Чуьрча ирзие (Внутренняя поляна), где часто находят орудия каменного века: скребла, каменные топоры, «мастерские» древнего человека (в которых «по-видимому, изготовлялись эти предметы жизнедеятельности – А.К.), древнейшие зернотерки1.
А вот еще топоним: Коьжалгие (или Коьжалган-дукъ – А.К.) – Хребет, на котором обнаруживаются предметы каменного века, стоянки древнего человека2. И совсем удивительное местечко Т1ерча Шоьна (Щит-Шена или Верхний Шена)… Место это носит и другое название – Наьрташ даьхна чоь, т.е. Место, где жили нарты. Тут обнаруживаются древние могильники и предметы материальной культуры: каменные топоры, железные мечи, предметы из бронзы и меди, каменные зернотерки, кремневые ножи. Раньше на этом месте (на вершине Коьжалган-дукъ – А.К.) находилось селение Шоьна»3.


А историк В.Б. Виноградов писал: «Курчавые от буйных лесов горы окружали нас. Мы в Ичкерии, в легендарной Нохчой-Мохк (Страна нохчей – исторический центр вайнахских племен). Археологам юго-восточная часть Чечни известна давно… На месте раскопок собираются люди разных возрастов…»4
«Так было, – продолжает ученый, – везде – в Ялхой-Мохке и Ножай-Юрте, в Балансу и Центорое. Так было и в небольшом селении Шуани, где мы сделали непродолжительную остановку.
Через несколько минут после начала беседы с сельчанами научный сотрудник Сераждин Умаров сказал мне, что в семье школьного работника Ш. Курбанова хранятся древние вещи:
– Люди говорят, он давно собирает их… 
Встретил нас сам хозяин, невысокий седой человек. Не дожидаясь расспросов, он сказал:
– Знаю, ваш институт пишет историю чеченцев и ингушей. Большое дело. Важное.


И, обращаясь к сыну:
– Принеси-ка все, что у нас есть для них. Покажи…
Вскоре мы уже разбирали коллекцию находок. Здесь наконечники стрел разных типов, несколько монет, среди которых одна серебряная золотоордынского чекана, бронзовые украшения. А что звенит в отдельном конвертике?
Курбанов хитро подмигивает:
– Это для вас, наверное, самое интересное.
С видом заправского фокусника он выкладывает на стол великолепные наконечники стрел и ножевидные пластинки, обработанные мелкой ретушью.
Нам трудно скрыть свою радость. Такие кремневые орудия характерны для всемирно известной так называемой Майкопской культуры (III тысячелетие до новой эры). Их находили при раскопках древних поселений Западного и Центрального Предкавказья. Теперь такие вещи впервые обнаружены и в горной Чечне. Это событие в нашей науке.


А хозяин смеется, довольный:
– Специально в музей ездил, смотрел. Таких нет на выставке. Один только похожий, из Сержень-Юрта.
…Когда следующим летом наш или другой отряд приедет в Шуани на раскопки, проводниками у археологов будут не только эти – отец и сын, но и многие другие.5 А копать есть что: на самом высоком месте с. Шуани есть старинное кладбище, заросшее высокой травой, с замшевелыми от времени надмогильными камнями…
О древности и развитии с. Шуани и росте и широком расселении шуанинцев в пределах Чечни, Ингушетии и так далее (и даже, возможно, в заграничной Европе. – А.-К.) говорит неоспоримый факт. Этнограф и писатель А.С. Сулейманов писал: «Селение, представляющее собой этническое общество шуоной, расположено на склонах хребта Коьжалган-Дукъ… Населенные пункты с аналогичными названиями встречаются в Карачае, Балкарии, Ингушетии, Грузии… Шуоной широко расселились в плоскостных селах, особенно в бассейнах рек Бас и Хул-Хулау…»6


Правда, этот список переселений шуанинцев неполный: или информаторы этнографа не знали всего, или он записал не все. Дело в том, что шуанинцы расселились не только в указанных бассейнах, но и в долинах других рек (Гумс, Мичик), на склонах Качкалыковского хребта, в станицах и селах Шелковского, Наурского, Надтеречного районов. А в бассейне реки Терек шуанинцами заложены три больших села: Ломаза-Юрт (в Надтеречном районе), Азамат-Юрт (в Гудермесском районе), Акхболат-Юрт (Хасавюртовский район, Республика Дагестан). Населенный же пункт с таким наименованием встречается даже во Франции (смотри название романа великого французского писателя Оноре де Бальзака «Шуаны, или Бретань в 1753 году»)!
Новая и новейшая история с. Шуани начинается в первой половине XVIII века, потому что оно неоднократно упоминается в связи с событиями середины и конца его и Кавказской войны XIX века. Об этом говорят и рассказы старожилов, записанные автором этих строк и шуанинскими любителями-краеведами. О том, что в ходе Кавказской войны село было неоднократно разорено, уничтожено, но снова возрождалось, как Феникс из пепла, или на том же месте, или на новом.


Об одном факте такого варварства и его участнике автор этих строк узнал совершенно случайно. В 1968 году, будучи студентом факультета журналистики Ростовского-на-Дону университета, свое скудное свободное время я посвящал изучению исторических городов этой области. Очередную экскурсию я совершил в негласную столицу Донского казачества – город Новочеркасск, расположенный на невысоком холме у реки Дон. Есть там широкая центральная площадь, на которой стоят памятник Ермаку, казаку-атаману, покорителю Сибири, музей Донского казачества и величественный старинный византийский храм. Возле него, на склоне, опускающемся к железнодорожному вокзалу, – могилы казачьих атаманов, павших в боях и усопших своей смертью. В том числе и участников Кавказской войны, например, могила полковника Бакланова с высоким надгробием. Так вот, по окружности его постамента была сделана надпись: «Атаман-полковник Бакланов в годы Кавказской войны принимал участие в сожжении и уничтожении 16 сел Горной Чечни: Шуани, Гордали, Центорой, Ялхой-Мохк… (далее перечисляются все села – А.К.)». И все это ставится в заслугу варвару!7


О новом ауле Шуани А.П. Берже пишет в своем подробном списке существовавших и ныне существующих (1859 г. – А.К.) чеченских аулов по течению описанных рек, с указанием главных изменений, которым они подвергались, и с обозначением их населения. Ныне существующие аулы напечатаны в списке курсивным шрифтом…
...В Ичкерии. Р. Аксай. На левой стороне: …Шуани (всего переислено11 аулов. – А.К.). Последние пять аулов заселились после прохода наших войск в 1845 году, с тою только разницей, что некоторые из них отодвинулись от Аксая далее в леса…»8.
В числе отодвинувшихся «от Аксая далее в леса» было и село Шуани. Разрушенное и сожженное, оно вновь возрождалось, отодвигаясь каждый раз на более безопасное и труднодоступное место. Экспедиции русских войск в Чечню были частыми и многие аулы и селения (в т.ч. и Шуани – А.К.) уничтожались по нескольку раз.
«1852 год, 17–18 февраля – Разорение отрядами под начальством генерал-адъютанта князя А.И. Барятинского аулов по берегам рек Джалка, Хул-Хулау, Гумс…


1852 год, 26 марта – Набег генерал-майора барона Меллера-Закомельского на Мичикские аулы в Чечне…
1852 год, 10–12 августа – разорение отрядом под начальством князя А.И. Барятинского аулов, уничтожение хлебов, посевов в Большой Чечне…
1852 год, 11 августа – Разорение полковником Баклановым аулов Гордали, Шуани и других, его поражение на обратном пути…
1853 год, 17–18 февраля – Экспедиция князя Барятинского в Большую Чечню. Сражение между чеченцами и отрядом князя на р. Мичик и в горах. Разорение аулов…
1853 год, 18 декабря – сражение между отрядами Наиба Талхига и генерал-майора (уже – А.К.) Бакланова у аула Гордали-Юрт. Разорение его»9.
Не мог он в этой экспедиции не разорить и аул Шуани, потому что он лежит на пути к Гордали и между ними всего-то километра два расстояния. Это только примеры нескольких эпизодов разорения чеченских аулов в течение одного года Кавказской войны. А сколько их было за все ее годы! Поэтому А.П. Берже еще раз упоминает в своей монографии об ауле Шуани в списке «аулов, выселившихся из гор с 1857 по 1859 годы. Вновь поселены в Большой Чечне аулы, принадлежащие Ичкеринскому обществу. Среди двадцати сел, расположенных на левой и правой сторонах р. Аксай, назван и аул Шуани с припиской: «Число дворов неизвестно»10.


По-видимому, это сказано уже об ауле Малые Шуаны. Как происходило и по всей Чечне, количество дворов в Шуани росло, земель, удобных для жизни, стало не хватать, и часть жителей его начала постепенно осваивать другой склон хребта, спускающийся к речке Булкъ – так появилось новое село, граничащее по этой речке с землями сообщества Ялхой-Мохк.
Случалось же так потому, что «со второй половины XIX века при закладке нового поселения в горах начали руководствоваться исключительно удобствами для ведения хозяйства. Горные селения стали постепенно «сползать» с недоступных круч в более удобные для жизни речные долины и межгорные котловины, в результате чего появляются многочисленные селения-двойники (Верхние – Нижние, Старые – Новые, Большие – Малые и так далее. – А.К.). При этом новые селения отличаются гораздо меньшей плотностью застройки, но, как и прежде, имеют неправильную планировку, развернутую в вертикальном направлении»11. Так случилось и с селом Шуани – их стало два – Большие и Малые с одним сельским управом.


Случилось это после очередного возрождения села, которое было разрушено и разорено в ходе исторического сражения на хребте Кожалган-дук у с. Шуани в 1845 году, в результате которого окончательно был разгромлен отряд наместника Кавказа и Главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом, генерал-адъютанта, графа М.С Воронцова, так называемой «сухарной» экспедиции в резиденцию имама Шамиля – в аул Дарго.
Писатель-историк А.А. Айдамиров так пишет об этом: «1845 год, июль – Граф М.С. Воронцов с 3000-й пехотой, с 1200-ми конными и с 22-мя орудиями двинулся на аул Дарго.
1845 год, 10 июля – Разгром колонны генерала Клюки фон Клюгенау на подступах к аулу Дарго.
1845 год, 10 июля – Смерть генералов Пассека и Викторова, полковников Ронжевского и Кривошеина на подступах к Дарго.
1845 год, 13 июля – Выступление русских войск из аула Дарго вниз по реке Аксай (Ясси – А.К.) к крепости Герзель-Аул.
1845 год, 14 июля – отряд графа Воронцова достиг аула Шуани. Сражение на Кожалган-дук, между аулами Шуани и Турти хутор. Разгром. Ранение графа Бенкендорфа (Не много ли столь высоких чинов для экспедиции? – А.К.)12.


Таких больших потерь в одном бою, как в Шуанинском, в царских войсках не было никогда в течение всей Кавказской войны. Историк Юсуп Эльмурзаев (Нохчуа) в своей книге «Страницы истории чеченского народа» (Грозный, 1993) пишет: «В развернувшемся у с. Шуани сражении русские понесли большие потери, были серьезно ранены графы Бенкендорф, Гейде, де-Бальме, князь Эристов, барон Дельвиг, полковники Бибиков и Завальский, но пробить окружение им не удалось.
Даргинский поход завершился полным разгромом русских войск. Только в горах Ичкерии, по официальным данным, русские потеряли убитыми свыше 4000 солдат, 186 офицеров и 4 генерала. Столько же было ранено». 
Ну не мог никак граф Воронцов при отступлении из аула Дарго миновать с. Шуани, потому что оно находилось в те годы на перекрестке двух важнейших стратегических дорог горной Чечни, о которых видный русский кавказовед А.П. Берже писал: «По р. Аксай имеются 3 дороги. По левому берегу Аксая (Ясси – А.К.) (от укрепления Герзель-аул – А.К.) через урочище Мискит, Шаухал-Берды, Шуани, Гордали и Цонтори в Дарго. Дорога эта известна нам с 1832 года, по левому же берегу Аксая, вправо от первой (обе эти дороги соединяются у Шуани). По этому последнему пути в 1842 году следовал отряд генерал-адъютанта Граббе, но, встретив здесь непреодолимое препятствие в крутой, глубоко изрытой и лесистой местности, отступил назад в Герзель-аул»13.


«Описание дороги от укр. Хаби-Шавдон через Джугурты и высоты Кеттиш-Корт в укр. Ведено. От аула Ялхун-мохк до высоты Кеттыш-корт (у аула Центорой – А.К.) дорога, пройдя 1 ½ в., разделяется на две ветви: (на вершине хребта, на склоне которого расположено было с. Шуани – А.К.): одна отходит влево и на пространстве 12 в. 457 саж. до названной высоты пролегает через аул Гурдалой по гребню лесистого хребта, отходящего от высоты Кеттыш-корт просекою, которая проложена местами на ружейный, но более – на пушечный выстрел. Грунт земли глинистый. Дорога хороша и удобна для вьючной езды»14.
Эта дорога на вершине хребта между речками Булкъ и К1орга-1ин встречается у с. Шуани с дорогой от Герзель-аула до Дарго и, пересекая последнюю, уходит по центру села вдоль речки Корга-ин к аулу Саясан. Вот почему, отступая из аула Дарго, отряд Графа Воронцова и оказался на вершине хребта Кожалган-дук, у аула Шуани, и был блокирован и почти полностью уничтожен чеченцами.


После этого разорения с. Шуани переместилось на вершину одного из отрогов хребта Кожалган-дук и стало называться Т1ера шена – Верхний Шена. На этом месте до сих пор сохранились следы проживания там шуанинцев – старое кладбище, надмогильные камни, фруктовые деревья, пастбище и так далее.
С Кавказской войной XIX века связана еще одна страница истории с. Шуани. Это – жизнь и борьба за свободу чеченского народа знаменитого предводителя отряда отважных воинов, собранных в селах Шуани, Гордали, Турти-Хутор и других, Уди-муллы. Он был уроженцем с. Шуани и похоронен на старинном кладбище на вершине хребта на окраине Шуани у перекрестка дорог на Гордали, Ялхой-Мохк и Мескеты. Правда, А. Айдамиров ошибочно считает его гордалинцем.16 Уди-мулла был активным участником многих операций Кавказской войны, сподвижником и соратником наиба имама Шамиля Ташов-хаджи Саясановского.


Дата рождения Уди-муллы неизвестна, как и дата смерти. Но известно доподлинно, когда он впервые попал в поле зрения русских военных, – в 1836 году. «1836 г., февраль – Первые сведения в переписке русского командования о чеченском предводителе Уди-мулле…» – пишет по этому поводу писатель-историк А.А. Айдамиров.
И упоминает об Уди-мулле не кто иной, как генерал Ф.К. Клюки-фон Клюгенау – австриец, в 1818 году перешедший на службу в русскую армию, направленный на Кавказ, где свыше тридцати лет воевал с горцами, участвовал более чем в ста сражениях, вырос от прапорщика до генерал-лейтенанта; участник Даргинской «сухарной» экспедиции, в ходе которой был ранен в бою на хребте Кожалгин-дук у с. Шуани.


В своих воспоминаниях «Схватка с империей», опубликованных в журнале «Русская старина» (1876 г., №6), он записал в 1836 году: «Перед отправлением в Андию, Шамиль отпустил из Игали в Чечню Ташов-хаджи и Уди-муллу с их партией до 300 человек, но с тем условием, чтобы они прибыли к нему по первому востребованию» (ст. 83).
Генерал упоминает об Уди-мулле еще раз : «Ташов-хаджи по возвращении с партией из Игали в Чечню не предпринял наступательных действий. Он ограничился только распространением шариата и привлечением на свою сторону возможно большего числа чеченцев. Ревностнейшими его сторонниками были : Уди-мулла и Саид-Кадий» (ст. 89).
Воевал он до самой смерти своей от пули кровника-кумыка. О нем еще два раза упоминает А.А. Айдамиров: «1837 г., февраль – По приглашению чеченских предводителей Ташов-хаджи, Уди-муллы, Домбая, Умахана и Оздемира имам Шамиль с отрядом дагестанцев прибыл в Чечню. (Значит, Уди-мулла был лично знаком с имамом и есть гипотеза, что был назначен им одно время наибом некоторых обществ Малой Чечни (Ичкерии). – А.К.)


1837 г., 27 февраля – 1 апреля – Карательная экспедиция генерала Фези в Восточную Чечню. Покорение аулов, расположенных по рекам Аксай, Яман-Су (протекает через с. Ножай-Юрт, впадает в Аксай. – А.К.) и Качкалыковского хребта (в т.ч. разорен и аул Шуани. – А.К.).
1837 г., 1 марта – Бой между отрядами генерала Фези и Уди-муллы на берегу р. Аксай у аула Аллерой…»17
Несколько абзацев отведено Уди-мулле и дана высокая оценка его полководческой деятельности и историками-авторами учебника для 8 класса, которые называют его одним из вождей чеченского народа. Автор статьи в учебнике доктор исторических наук Ш.Б. Ахмадов пишет: «17 октября 1832 года, когда в Гимрах от рук царских карателей погиб Гази-Мухаммад, Ташов-хаджи, считавший себя его мюридом, назвался продолжателем его дела. Он сохранил при себе даже знамя имама и пользовался им в дальнейших походах. Ближайшими сподвижниками Ташов-хаджи были Уди-мулла и Магомед-эфенди»18.


Упоминая еще раз об Уди-мулле, автор статьи пишет далее, что «с конца 1836 года Ташов-хаджи начал действовать не только в контакте с Шамилем, но и под его руководством. Вскоре он был назначен наибом округа Ауха в Чечне, где был известен под прозвищем «прямоидущего мухаджира» (переселенца). В феврале 1837 года Ташов-хаджи совместно с другим чеченским вождем Уди-муллой приглашает Шамиля с партией мюридов в Чечню «для восстановления между чеченцами шариата»19.
О том, что в ауле Шуани были и другие почитаемые и уважаемые люди говорит и такой факт. «Начальник Чеченского округа доносил, что беноевцы через посредников обращались к нему и «убедительно просили дозволения поселиться на старых своих местах». В конце мая тот же начальник округа повторно пишет начальнику области, что он к беноевцам послал майртупского старшину Цимако, купца Таша и Магомеда из селения Шони (Шуани – А.К.) уговорить их вернуться к месту их нового поселения»20.


Если еще в 1859 году А.П. Берже пишет, что в обоих селах Шуани количество дворов не установлено, то уже в 1867 году (восемь лет спустя! – А.К.) в «Посемейных списках жителей Ичкеринского округа» «зафиксировано все: и количество дворов в каждом ауле, и число членов каждой семьи мужского и женского пола, и наличие лошадей, коров, овец, улей в каждом дворе. И было в Больших Шуани в 1867 году – 29 дворов, а в них – 116 жителей, а у них – 30 лошадей, 148 коров, 98 овец и 24 улья. И было в Малых Шуани 87 жителей, 19 лошадей, 154 коровы, 395 овец и 35 ульев. Из 116 жителей аула Большие Шуани 57 человек были мужского пола, 59 – женского, а в Малых Шуани – соответственно 43 и 44 человека».
Из этого документа я узнал, например, что моего четвертого деда звали Хасан и что было у него два сына: Акбулат, 70-ти лет и Ханбулат, 60-ти лет. По его году рождения уже можно было, примерно, установить, что, если ему в 1867 году было 70 лет, его отцу было, наверное, в день рождения сына, как минимум, 20 лет, а значит, аул Шуани существовал уже в 1770 году и что в следующем, 2012 году, он может смело отмечать свое 235-летие!


Еще я узнал, что у моего прапрадеда Ханбулата были два сына: Тага (14 лет) и Паша (мой прадед, 10 лет) и четыре дочери: 8-ми, 7-ми, 6-ти и 5-ти лет 21. От Паши пошла наша ветвь: его сын Куса – мой дед, Джабраил – мой отец. Вообще-то, у Куси было пятеро сыновей моих дядей и две дочери – моих теток. Паша был очень известный в Саясановском районе (упразднен в 1960 году, часть его территории, в т.ч. Б. и М. Шуани, передана Ножай-Юртовскому, другая – Гудермесскому, третья – Курчалоевскому районам – А.К.) личностью, вырос глубоко верующим человеком, единственным был в окрестных селах горцем, совершивший в конце XIX века пеший хадж в святую Мекку, проведший там в молитвах полгода. Таким же богобоязненным и преданным вере он вырастил сына Кусу, моего деда. Когда его арестовали в 1932 г. вместе со всеми почитаемыми верующими Чечни, Паше было 75 лет. Арестовали его вместе с сыном Кусой. Известно, что несколько дней их содержали в концлагере на окраине г. Грозного, после чего они исчезли бесследно: ни могилы, ни чурта.
Возникает вопрос: почему так мало было в селах жителей и так много вдов, и дворов, в которых жили дети – круглые сироты? Ответ прост: мужчины погибали в боях, а женщины умирали от горя, тяжелейших условий жизни и от болезней. Эта одна из причин. Другая – переезд части дворов (семей) в Турцию, поддавшись лживой агитации о «райской жизни в единоверной стране», которая на самом деле стала адом. И сегодня шуанинцы живут в Турции, Сирии, Иордании.


Есть сведения, что шуанинцы принимали самое активное участие в восстании горцев Нохчамохка (Ичкерии) 1877 года под предводительством Алибека-хаджи Алдамова, что оба Шуани были в числе «47 аулов Горной Чечни с населением около двадцати тысяч человек», охваченных восстанием. Возможно, в числе повстанцев был и мой прадед Паша, которому в 1877 году исполнилось двадцать лет22. 
Активно участвовали шуанинцы и во всех событиях, происходивших в Чечне и в ХХ веке. Так, в тридцатых годах для детей была построена в самом центре села небольшая четырехклассная школа, директором которой назначили моего отца Джабраила, окончившего педагогические курсы в г. Грозном. Рядом с ней вырос небольшой сельский клуб.
В период строительства колхозов в марте 1932 года шуанинцы самое деятельное участие приняли в восстании против насильственной коллективизации. И не только участвовали, но шуанинец и возглавил его. Это событие в истории зафиксировано так: «1932 г., март – Всеобщее восстание в Ножай-Юртовском округе против принудительной коллективизации. Руководство ЧАО вынуждено было признать, что в «округе со стороны ряда руководящих работников наблюдались факты пьянства, взяточничества, мошенничества». Восстание возглавлял житель села Шуани Моцу Салтомурадов»23. (Во втором томе «Истории Чечни с древнейших времен до наших дней» автор статьи на эту тему, кандидат исторических наук М.Б. Эльжуркаев допустил ошибку, написав: «15 марта 1932 года в ауле Беной избрали нового имама Муцу Шамилева, что не соответствует действительности»24. Избран был Моцу Солтамурадов.


Случилось это так. Когда началось восстание в Беное, Моцу, человек, глубоко верующий, сидел в холбате – специально вырытой в своем дворе глубокой яме, в которую на сорок дней садились верующие, взяв с собой минимум самого необходимого питания. Сидели там безвылазно, проводя время в молитвах, чтении Корана и богоугодных делах. Послышав о том, что Моцу немного понимает в военном деле, и не зная, кому доверить руководство восстанием, беноевцы прислали к нему делегацию с просьбой помочь им. Получив согласие, восставшие избрали Моцу имамом. Восстание охватило около семидесяти сел Горной Чечни – Нохчмахка, в т.ч. и оба Шуани. Около трех месяцев противостояли восставшие советской власти, но силы и вооружение были неравны, и восстание было жестоко подавлено. Об этой жестокости так писал один из бывших руководителей наркомвнудела (НКВД): «В начале 1930 г. в Чечню были введены регулярные войска и части ОГПУ. Против повстанцев, вооруженных преимущественно «подручными средствами» (палками, вилами, ножами), применялось армейское огнестрельное оружие, вплоть до танков и авиации. На Северном Кавказе в их подавлении (восстании крестьян – А.К.) участвовали вооруженные силы, вплоть до военной авиации»25.


А.А. Айдамиров пишет: «1932 г., май – При подавлении крестьянского восстания в Ножай-Юртовском районе сотни человек убиты, тысячи репрессированы. Среди особо отличившихся – сотрудники ГПУ М. Ушаев, Д. Мурзабеков, А. Козлов, Х. Мочигов. В боях погиб уполномоченный ГПУ А. Козлов, тяжело ранен командир эскадрона милиции Д. Мурзабеков»26.
Был арестован и Моцу-имам. Его отвезли в тогдашний краевой центр Северного Кавказа в городе Ростов-на-Дону, там осудили, присудили высшую меру наказания и расстреляли. И опять – ни могилы, ни чурта27.
В тридцатые годы с. Шуани стало широко известно и тем, что тут были организованы первая в Саясановском районе комсомольская ячейка (Дугу Канзиев) и первое комсомольско-молодежное звено в местном колхозе (руководил им выпускник Владикавказской сельскохозяйственной школы, дядя автора этих строк Минкаил Кусаев). Канзиев Дугу возглавил позже районную комсомольскую организацию, затем стал председателем Саясановского райисполкома. Как лучший организатор работы Советов, участвовал в конце тридцатых годов во Всесоюзном совещании в гор. Москве, встречался с Н.К. Крупской, участвовал в Великой Отечественной войне, в конце 1943 года демобилизован, а в 1944 году депортирован в Ошскую область Киргизской ССР, где до возвращения на Родину работал инструктором Ошского обкома компартии Киргизии.


Активное участие приняли шуанинцы и в Великой Отечественной войне. В 1941–1942 годах из Шуани ушли на фронт около 25 человек, в том числе мой дядя Кусаев Саидбек. Пятеро из них пропали без вести, семнадцать – по ранению и по различным другим причинам были возвращены домой, депортированы и умерли в разные годы. Сейчас в живых нет ни одного28.
Как и весь чеченский народ, 23 февраля 1944 года были депортированы и шуанинцы. В их село заселили дагестанцев, которые переименовали с. Шуани в Шагаду (Саясан стал Ритлябом). Жили шуанинцы, в основном, в Ляйлякском, Куршабском и Кизил-Кийском районах Ошской области Киргизской ССР. Как это происходило, я описал в своих очерках29.
В 1957 году вернулись в родное село. Наладили работу сельского клуба, да так хорошо, что во Всероссийском смотре в 1977 году, посвященном 60-летию Великой Октябрьской социалистической революции, завоевали почетное третье место среди районных и сельских Домов культуры и клубов всей России.


Шуанинская же школа, ставшая средней, славилась успехами своих воспитанников и выходцами из села в области литературы и математики. Директором ее был выпускник Чечено-Ингушского госпединститута Айнди Хамидов, математик по специальности и учитель от Бога – по призванию. Он так увлекательно и интересно преподавал математику, что многие его ученики заканчивали математическое отделение ЧИГПИ и преподавали почти во всех школах Ножай-Юртовского района, а также во многих школах Наурского, Шелковского и Гудермесского районов. Некоторые из них впоследствии стали учеными: Таус Юнусова, кандидат математических наук, Решед Белалов, Саид-Хасан Мусхаджиев и другие.
Село Шуани – единственное в Чечне, пятеро уроженцев которого стали писателями и журналистами: автор этих строк и Шерип Цуруев, Хамзат Юнусов, Малика Дагалаева и Саид-Магомед Косумов. Все они – члены Союзов писателей и журналистов России и Чеченской Республики.


К сожалению, в XXI веке, по причине репрессий двух чеченских войск, из-за многочисленных и разрушительных оползней, села Большие Шуани и Малые Шуани (Чаройн-Мохк) почти полностью обезлюдели. Большинство шуанинцев сегодня живут в Новом Шуани, что в Гудермесском районе, немногие – расселились по другим селам нашей республики.
И, наконец, об одной грубейшей и оскорбившей национальную гордость и достоинство членов тейпа шуоной, входящего в один из девяти чеченских тукхумов – Нохчмахкахой – жителей «Земли чеченцев – Нохчмохк» (см. М. Мамакаев, С. Дауев, Ю. Эльмурзаев (Нохчуо) и других). Ю. Нохчуо, например, пишет: «Более многочисленная чеченская народность сложилась в результате союза девяти крупнейших этно-территориальных объединений тукхумов: ч1аьнтий, аьккхий, маьлхий, нохчмахкахой, ч1ебарлой, эрштхой-орстхой, т1ерлой, шарой и шуотой».


И, описывая эти тукхумы, историк продолжает далее: «Тукхум нохчмахкахой состоит из тайпов белг1атой, беной, билтой, билгтой, гендаргеной, г1ордалой, гуной, дишний, зандакъой, ихирхой, ишхой, курчалой, сесанхой, чермой, ц1онтарой, чартой, эг1ашбатой,элистанжхой, энакхалой, энганой, харачой, шуоной, ялхой, 1аларой»30.
Совершил эту ошибку человек очень мудрый, с которым я дружил всю жизнь, которого уважал и которому поклоняюсь и сейчас, хотя вот уже около двадцати лет, как его нет с нами. Это – известный писатель и этнограф. Когда он собирал материал для своей книги «Топонимия Чечено-Ингушетии» в с. Шуани и добросовестно записывал подлинное, ему один из информаторов сказал в шутку, что у них в селе был человек острого ума и отчаянный храбрости, которого в знак уважения называли русским словом «джигит» с чеченским произношением «жугут». Был он человеком мудрым, деловитым, хватким и дошлым, умеющим жить. За это и прозвали его в шутку и по созвучии «жуьгти санна, ваха хууш волу стаг», хотя евреев никогда в жизни не видели, а только слышали о них от бывалых людей. Да и как они могли видеть их (даже татов) в маленьком горном селе, не игравшем никакого значения ни в политической, ни в экономической, ни в культурной жизни страны и поэтому не представлявшем никакого интереса для евреев?


Но автор книги принял все всерьез и при написании ее выдал «на-гора» ничем не мотивированный, не подтвержденный никакими документами и фактами плод своей разыгравшейся фантазии в жажде сделать сенсационное открытие. Он ничтоже сумняшеся написал, в каждой фразе противореча самому себе: «Среди шуанойцев имеется тейпа жуьгти. Кроме того, обнаружен «жуьгтий тайп», отдельный (!) от шуоной, в плоскостных селениях, признающих себя «аборигенными вайнахами». Таким образом, на территории Чечено-Ингушетии отмечены две этнические группы, признающих себя далекими потомками евреев: шуоной, называющие себя «жуьгтийн тайпа» (вот тебе и обобщение, хотя предложением ранее автор говорит совершенно о другом – А.К.) и отдельно – жуьгтийн тайпа, которые не связывают себя генетическим родством с шуонойцами. Это обстоятельство позволяет предполагать, что проникновение еврейского этнического элемента в вайнахский массив могло произойти двумя потоками и разными путями и в разное время»31.


Когда после выхода книги к автору пришли возмущенные представители шуонойцев и сказали ему: «Уважаемый! Что Вы делаете? За что оскорбляете нас, незаслуженно обвиняя в том, чего нет и быть не могло?», автор искренне раскаялся, попросил прощения и обещал исправить нелепую ошибку. И сделал это, правда, только восемь лет спустя, когда ложь, утвердилась уже прочно в умах «обрадованных открытию» людей и получила повсеместное распространение. В свое оправдание автор написал в четвертом томе своего труда: «Из писем читателей (значит, было немало и других немотивированно оскорбленных людей – А.К.) стало известно, что в Чечне нет ног1и тайп, но был человек по имени Ног1и в гендарганойском роде. Был Ног1и сильным и смелым человеком, рукой ловил одичавших лошадей, седлал их и обучал. От него пошло целое поколение, которое впоследствии выделилось в отдельный род – ног1ин тайп. Нет и тайпа жуьгти. Среди шуонойцев был человек по имени Джигит. Весьма почитаемый и известный, мужественный и доблестный воин, чем и заслужил уважение одних и зависть других»32.


Исправлена ошибка и в новых, доработанных и переработанных изданиях книги: «Топонимия Чечни (Грозный, 1997)», «Топонимия Чечни» (Нальчик, 2006).Там все описано как есть и как должно было быть в действительности. Но, к сожалению, читатель, по привычке и из любопытства прочитав первую страницу, не удосуживается прочесть вторую – ему неинтересно читать все издание, как говорится, «от корки до корки». Он довольствуется сенсацией, открытием, а соответствует это действительности или нет, ему знать неважно.
Надеемся, что с нашим очерком не произойдет этого, что его прочтут до конца и узнают все правду о с. Шуани и шуанинцах.

Литература 

1. Сулейманов А.С. Топонимия Чечено-Ингушетии в 4-х томах. Т. II. – Грозный, 1970. С. 133. 
2. Там же. С. 237. 
3. Там же. С. 237. 
4. Виноградов В.Б. Через хребты веков. – Грозный, 1970. С. 133. 
5. Там же. С. 135. 
6. Сулейманов А.С. Указ. соч. С. 135–136. 
7. Кусаев А.Д. Полевой материал. 
8. Берже А.П. Чечня и чеченцы. – Тифлис, 1859. Переиздание. – Грозный, 2008, С. 40. 
9. Айдамиров А.А. Хронология Чечено-Ингушетии. – Грозный, 1991. С. 61–62. 
10. Берже А.П. Указ. соч. С. 127,133. 
11. История Чечни с древнейших времен до наших дней в 2-х томах. Т. II-й. – Грозный, 2008. С. 113. 
12. Айдамиров А.А. Указ.соч.С. 85. 
13. Берже А.П. Указ. Соч. С. 74.
14. Берже А.П. Указ. Соч. С. 236.
15. Айдамиров А. А. Указ Соч. С. 44.
16. Айдамиров А. А. Указ. Соч. С. 44.
17. Там же. С. 44–45.
18. История Чечни (ХlX век. Учебник для 8 класса. Под редакцией Ш.Б. Ахмадова). – Грозный. 2007. С. 128.
19. Там же. С. 131.
20. Там же. С. 272.
21. Посемейные списки жителей Ичкеринского округа. – Нальчик, 2010. С. 693–700, 700–706.
22. История Чечни. Учебник… С. 379.
23. Айдамиров А.А. Собрание сочинений в 6 томах. Т.6 Хронология Чеченской истории. Грозный,2005. С. 153–154.
24. История Чечни с древнейших времен… Т. 2,С. 377–378.
25. Там же. С. 378.
26. Айдамиров А, А. Собр. соч… Т.6. С. 155.
27. Полевой материал автора. Запись рассказа писателя М. Мамакаева, бывшего в те годы прокурором ЧАО.
28. Память. 1941–1945. Книга 1-я. – Нальчик, 2010. С. 477–503.
29. Кусаев А.Д. Дорога в неизвестность // Вайнах, №6. 2010; его же – От гор Кавказских до гор Тянь-Шаньских // Столица плюс, 2008, 23 февраля.
30. Эльмурзаев (Нохчуа) Юсуп. Страницы истории чеченского народа. – Грозный, 1993. С. 6/
31. Сулейманов А. А. Указ. соч., Т.2. С. 236.
32. Там же. Т. V. С. 218.



Источник: http://Вайнах, №1, 2012.


Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Лента новостей


Это интересно

Календарь новостей

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 



Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"


ВАЖНО! О переходе на ЦИФРУ!

Переход на цифру

МЫ В ИНСТАГРАМ



Наша реклама

checheninfo.ru       checheninfo.ru

НАШИ ОПРОСЫ