Мультипортал. Всё о Чеченской Республике.

ЧЕЧНЯ. Монголы и чеченцы.


Просмотров: 742Комментариев: 0
ДАЙДЖЕСТ:
ЧЕЧНЯ. Монголы и чеченцы.
ЧЕЧНЯ. В течение 1221–1222 гг. монгольский корпус завершил покорение Ирана, затем начал захват мусульманских эмиратов Восточного Закавказья, армянских и грузинских владений. Грузинский царь Георгий IV Лаша (1213–1222 гг.), наследник великой правительницы Тамары, возглавлявший военные действия грузин против монголов, был тяжело ранен, а войско его разбито.

Монголы вошли в Восточную Грузию и беспрепятственно разграбили равнинную часть страны вплоть до Тбилиси. Однако не решились углубиться далее в ущелья, «так как увидели, что… (горцы. – Авт.) обладают большой силой и крутыми ущельями [теснинами], для овладения, которыми необходимо сражаться и бороться». После смерти Георгия IV его сестра – царица Русудан, была вынуждена вести борьбу не только с монголами, но и с нашествием хорезмийского султана Джелал ад-Дина (государство его отца хорезмшаха Мухаммеда II было разгромлено монголами в 1218–1219 гг.). В интересах страны Русудан не раз призывала на помощь горцев-нахов (дзурдзуков), дидойцев (дагестанцев) и овсов (двалов и алан).

Поход Джебе и Субедея на север через Дагестан и Чечню. В 1222 г. значительно выросшая в числе за счет воинов из покоренных народов монгольская армия подошла к стенам Дербента, чтобы по Каспийской дороге выйти на Северный Кавказ и в степи Восточной Европы. Однако мощные стены крепости оказались захватчикам не под силу, тем более, что там сидел значительный мусульманский гарнизон. По свидетельству армянских и арабских авторов, монголы были вынуждены двинуться на север по обходной дороге. Однако проводники завели их вглубь гор Дагестана. Тем не менее, монголы, как говорят источники, «по неприступным местам перешли Кавказские горы, заваливая пропасти деревом, камнями, бросая туда свой багаж, даже лошадей и военное снаряжение...». Дагестанские историки установили, что завоеватели шли вначале вверх по ущелью р. Гильгерычай, а затем по маршруту: Касумкент – Хив – Кумух – Чох – Хунзах – Ботлих – Андийский перевал – Чечня. От Андийского перевала (Харами) по территории современной Чечни монголы могли следовать на север по вековому маршруту: Харачой – Ведено – ущелье р. Хулхулау – Чеченская равнина.
Дальше дорога в степи Дешт и-Кипчак (степи между Дунаем и Волгой) могла идти по маршруту: переправа через р.Сунжа, затем р. Терек и далее на север или северо-запад.
Двигаясь по горным районам Дагестана и Чечни, пришельцы наводили страх на местные народы убийствами, «грабежом и опустошением». Ибн ал-Асир пишет, что монголы «ограбили и убили много лакзов – мусульман и неверующих, и произвели резню среди встретивших их враждебно жителей тех стран, и дошли до аланов, состоящих из многих народностей».
Благодаря упорному, хотя и безуспешному сопротивлению горцев Дагестана и Чечни, плоскостное население Северного Кавказа, именуемое в источниках аланами и кипчаками (половцы), успело подготовиться к сопротивлению. По мнению одних ученых, решающая битва могла произойти на берегах Терека, по другим данным – на Чеченской плоскости южнее восточных отрогов Сунженского хребта (в черте современного Грозного или Алхан-Калинского городища на Сунже). На наш взгляд, не исключена возможность сражения между бродами
по Сунже (у Гудермеса) и ближайшими бродами на Тереке (район совр. станиц Червленной и Николаевской).

Решающее сражение. На поле битвы монголами командовал Субедей, считавшийся по праву лучшим полководцем империи Чингиз-хана (и, вероятно, Дже-бе). В официальном китайском историческом сочинении «Юань-ши» приводится биография Субедея, где записано: «…он дошел до хребта Тай-хе. Просекши в горах дороги, он вышел туда, где его не ожидали, и встретил их (алан и кипчаков) начальников Юй-Лиги ‘ и Та-тар-ха, которые только что стали собираться у реки Бу-цзу». Согласно Х.А. Хизриеву, «Бу-цзу», р. Сунжа (Сольжа). Но скорее всего, это полноводный широкий Терек (значение Бу-цзы – Большая река). Можно предполагать, что в кипчакско-аланском ополчении немалый процент составляли нахи, в особенности жители Чеченской равнины. Сомнительно, чтобы общая численность ополчения со стороны тех же алан превышала известную цифру 30–40 тыс. человек, ибо при состоянии феодальной раздробленности войска не могли быть собраны со всей территории, а только с той ее части, которой непосредственно угрожали враги. Поэтому в лучшем случае можно ожидать половину от цифры всеобщего ополчения. Многочисленные селения алан и горцев в пределах той же равнинной Чечни управлялись отдельными князьями, объединявшимися временно вокруг выдающихся по своим качествам вождей только в отдельные периоды. Нам также совершенно неизвестна численность кипчакской конницы.

Командование войском принадлежало алану Юрию и кипчаку Татархану. Если монгольское войско в 3 тумена составляло около 30 тыс. человек, то примерно такой же численности было, по-видимому, и объединенное алано-половецкое войско, если не больше. Известно, что первый день сражения выявил примерное равенство сил, однако больше смятения было в рядах монголов. Их руководители поняли, что находятся в критическом положении – они не могли отступить, так как в тылу были горы, которые они прошли с неимоверным трудом, а перед ними стояли стеной ни в чем не уступающие им в боевых качествах силы собственно алан, горцев и половцев.Надо отметить, что оружием алан и нахов того времени были длинные слабо изогнутые сабли, сложносоставные луки, боевые топоры и щиты. Первоклассными были их шлемы, кольчуги, панцири и латы – предмет зависти и подражания монголов в последующем. Лошади союзников были рослые, быстроаллюрные. В вооружение монгольских всадников входили копья, сабли, мечи, луки и арканы. Стальные доспехи имела только знать, а основная масса рядовых воинов пользовалась защитными средствами из войлока и бычьей кожи. Лошади были низкорослые, степных пород, но зато даже рядовой монгол имел их в походе по нескольку, для смены при долгих переходах.
Растеряв свой пыл в первый день сражения, монгольские полководцы якобы послали в лагерь кипчаков лазутчиков-тюрков, коих было немало в монгольских войсках. Если верить единственному сообщению, в течение ночи монгольские посланцы сумели уговорить кипчакских вождей оставить алан и покинуть поле боя: «Мы и вы – один народ и из одного племени, аланы же нам чужие; мы заключаем с вами договор, что не будем нападать друг на друга, и дадим вам столько золота и платья, сколько душа ваша пожелает, (только) представьте их (алан) нам», – рассказывают о речах монгольских посланцев средневековые хроники.
Золото и шелка оказались сильнее доводов разума: «Они (татары) действительно принесли им то, что было выговорено, и кипчаки оставили их (алан)». Половцы покинули лагерь, и только после этого победа склонилась на сторону монгольмкой армии. Аланское войско было разбито. Согласно Джувейни и Ибн ал-Асиру, «татары» производили в Алании (как и ранее в Дагестане) «избиение, бесчинствовали, грабили, забирали пленных…».
Заметим ради справедливости, что грузинский «Хронограф» XIV в. вообще не упоминает алан участниками указанного сражения: «(монголы. – Авт.) вступили в Кивчакию, [жители] которой навязали им бой, и много раз кивчаки вступали в схватку, но повсеместно одолевали татары и так с боями удалились».

Где произошло сражение. «Большая река» и «Черный лес». В одном из жизнеописаний «Юань-ши» имеется интересная версия приведенных выше событий, в которой успехи на Северном Кавказе приписаны не Субедею, а «Чжебе» (Джебе). «Когда (силы Джебе. – Авт.) дошли до народов грузин (гурчжи) и осетин (асу), то те подняли войска, чтобы отразить врага. Однако во всех сражениях были разбиты и сдались. Затем призвали (в Алании. – Авт.) сдаться и город Черный лес (Хэй линь), двигаясь вперед, атаковали русских (в степях Приазовья на Калке. – Авт.) у горы Железная (Тершань) и покорили их». Хизриев Х.А. уже обратил внимание на замечание Ибн ал-Асира, что половцы-кипчаки, изменившие своим союзникам, «покинули город аланов», а не военный лагерь. Это обстоятельство заставляет предполагать, что скорее всего битва состоялась в районе г. Магас – одной из столиц Алании, на р. Сунже (до недавнего времени сопоставлявшейся с огромным городищем у современного с. Алхан-Кала под г.Грозным), или на Тереке.
В последние годы усилиями нового поколения археологов выявилось, что указанное Алхан-Калинское городище, действительно крупное, перестало функционировать едва ли не в VII в. К сожалению, указания и на Великие (Небесные) горы («Тай хе») – Кавказский хребет и, Большую реку («Бу-цзу») расплывчаты. Весьма интересен топоним «Хэй линь» (Черный лес), близкий к типичным внешним тюркским топонимам плоскостной Чечни в бассейне средней и нижней Сунжи – Черные горы, Черный лес, Черная речка, Черные ключи (Черноречье), вплоть до ее впадения в Терек, и т.д.

Джалал ад-Дин в Закавказье. Разгром объединенных сил Кавказа. Прорвавшиеся в 1223–1224 гг. в Закавказье кипчакские орды обнаружили здесь сильно ослабленные монгольским нашествием и феодальными усобицами страны и стали грабить Южный Дагестан, Ширван, Арран (мусульманские эмираты) и Грузию. Однако «мусульмане» (арабы и азербайджанцы), грузины и "лакзы"(дагестанцы), объединив свои усилия, уничтожили значительную часть новых пришельцев и заставили остальных уйти опять за Дербент. В это же время в Иране и Закавказье в 1225 г. появляется сын и наследник последнего правителя великого среднеазиатского государства хорезмшаха Ала ад-Дина Мухаммеда II – Джалал ад-Дин (Джелаледин), выдающийся полководец своего времени. Это был человек, который после захвата монголами своего государства и смерти отца с 1221 г. храбро боролся с врагом без каких-либо уступок и пощады. Он попытался предложить антимонгольскую коалицию правителям Ирана, Арабского халифата и Закавказья с целью сопротивления чингизидам, в чем, од-нако, успеха не имел. Особого накала события достигли в 1225–1226 гг., когда самые мощные в регионе грузинские силы подверглись разгрому и беспощадному уничтожению со стороны полчищ Джалал ад-Дина. Тбилиси был взят штурмом, а страна разграблена.
Армянские и грузинские князья, чьи земли и города были захвачены Джалал ад-Дином, не сдались и начали собирать новые войска. Грузинские источники рассказывают, что царица Грузии Русудан, бежавшая в Западную Грузию, объявила призыв во всех своих землях. Согласно грузинским данным, широкая кавказская коалиция смогла нанести, в конечном счете, поражение войскам хорезмшаха и (в 1225–1226 г.?) освободила Тбилиси и Двин (столица Армении). Во время второго похода Джалал ад-Дина на Тбилиси (1227 г.?) Русудан» созвала «все свое воинство (грузинское. – Авт.) … абхазов, джиков… И отверзла Врата Дариальские и пропустила овсов, дурдзуков и заодно с ними всех горцев (Северного Кавказа. – Авт.)». И это «несчетное воинство» из-за слабого руководства потерпело полное поражение от «хорезмийцев». (Продолжение в комментариях).

Численность экспедиционного корпуса. Численность экспедиционного корпуса вряд ли превышала 50 тыс. чел. (так, собственно этнических монголов в походе на Европу было не более 30 тыс.). План предусматривал покорение булгар, башкир, келаров (угро-финские племена), русских, маджар, асов (алан), сасанов, черкесов, в целом всей Восточной Европы и достижение западных пределов земли («к последнему морю»). Но, Джувейни – официальный историограф монгольских завоеваний сыновей и внуков Чингиз-хана, заключает: «На втором курултае мнение утвердилось на том, чтобы обратить победоносный меч на голову вождей русских и асских за то, что они поставили ногу состязания на черту сопротивления». Следовательно, главными целями имперского похода объявлялись физическое покорение населения Поволжья, Руси и Северного Кавказа. 

Монгольское нашествие и Северный Кавказ. К 1236 г. народы Поволжья и Башкирии (Великая Булгария) были покорены силой оружия. В начале 1237 г. монгольские царевичи прошли с боями степи кипчаков и вышли на р. Хобан (Кубань). Далее ими были разгромлены черкесы Северо-Западного Кавказа и Приазовья, потерявшие «государя тамошнего по имени Тукара». Затем полководец Субедей (ветеран первого похода на Кавказ в 1222–1223 гг.) отправился в набег на «страну асов» (западная часть Алании). Согласно переводу одного из вариантов «Юань-ши» А. Иванова (1914), правитель «владения асов» по имени «Хан-ху-сы» (Западная Алания) при появлении монгольской армии подчинился, и ему «дана была золотая пайцза и повелено было властвовать над своею землею и народом». Другое крыло монгольской армии громило осенью-зимой 1237 г. русские княжества и города. Лето и осень 1238 г. монголы провели в ожесточенных военных действиях в Крыму, в боях с черкесами и аланами северо-западной части Кавказа, в операциях против кипчаков в степях Дешт-и-Кипчака и Северного Причерноморья, где окончательно был разбит половецкий хан Котян, бежавший с остатками своей орды в Венгрию. Была покорена в тот период и лесная Мордва. Благодаря занятости монголов в боях с аланами, черкесами и половцами, на Руси, как говорит летопись, «бысть то лето все тихо и мирно от татар».

Продолжение завоевания монголами Кавказа и нахских горских районов. Монголы еще были заняты в Алании, в «год мыши, 637 г. х.» (3 августа 1239 г. – 22 июля 1240 г.), когда поступил приказ Бату занять Дербент и «область Авир» – чеченский Аух или Авария в Дагестане. Однако тяжелые бои в Алании задержали монголов, войскам также потребовался отдых. Выступать в горы зимой было бессмысленно, поэтому монгольский отряд во главе с Букдаем выступил в поход в направлении Дагестана только весной 1240 г. Основные монгольские части во главе с Мунка отправились с Северного Кавказа к Киеву, уже осажденному Бату.
Рашид ад-Дин, автор ХIV в. (не совсем внятно с хронологией) пишет: «…Гуюк-хан, Менгу-хан, Кадан и Бури направились к городу Минкас и зимой, после осады, продолжавшейся один месяц и пятнадцать дней, взяли его. Они были еще заняты тем походом, когда наступил год мыши 637 г. х. [14 августа 1238 – 2 августа 1239 г. н.э.]. Весною, назначив войско для похода, они поручили его Букдаю и послали его к Тимур-кахалка с тем, чтобы он занял и область Авир». Начав с «Аухара» (скорее всего, это предгорно-плоскостной Аух – территория, населенная нахами), монголы планомерно погромили все крупные общества и феодальные владения Дагестана, творя зверства над людьми и сжигая все возможное. Однако не менее крупные силы на Дагестан были двинуты монголами и с юга – из Ирана и Закавказья, где действовала другая группа чингизидов. Как и в Алании, часть феодалов Дагестана перешла на сторону пришельцев с целью сохранения своей власти.
Между 1235 и 1239 г. монгольские завоеватели, наступавшие из Средней Азии и Ирана, также опустошили Северный Азербайджан, Восточную Грузию и Армению, взяв и разрушив Гянджу, Шамхор, Ани, Тбилиси, Дербент и другие города и центры. Как говорит грузинский источник монгольской эпохи, «нещадно разорялась вся эта страна… все бежали в крепости и горы, леса и укрепления Кавказа и Мтиулети». 
Недаром переводчик данного текста «Хронографа» ХIV в. известный ученый Г.В.Цулая отметил в примечании к тексту: «Под термином «Кавказ» в грузинских летописях традиционно подразумевается Северный Кавказ в целом, без включения в него Дагестана… Северный Кавказ и северные области Картли – Мтиулети, население которой было родственно как вейнахам, так и горцам-грузинам, часто служили надежным убежищем для скрывавшихся от врагов жителей различных областей Закавказья».

Царица Грузии Русудан, пытавшаяся вначале противостоять набегам монголов в т.ч. и с помощью горцев, запросила у них мира и признала власть верховного монгольского хана, обязавшись платить ему ежегодную дань. Она стремилась посадить на царский престол своего сына, минуя законного наследника Георгия Лаша Давида. В целом масштабные военные действия на Кавказе продолжались с 1237 по 1240 г., они носили ожесточенный характер, привели к гибели значительного числа населения и к уничтожению селений и городов. Монгольские захватчики также понесли тяжелые потери, но сумели утвердить на Руси, в степях Восточной Европы, в Закавказье и на равнинах Северного Кавказа свое господство. На Северном Кавказе произошла и демографическая катастрофа: одна большая группа алан вместе с кипчаками ушла в Венгрию, другие поступили на службу византийскому императору, тысячи алан были уведены в Монголию и Китай, где служили в гвардии монгольских императоров.

Начало Улуса Джучи и исторические последствия завоевания монголами для Кавказа. На земной карте возникло новое великое государство – Улус Джучи (позднее Золотая Орда), охватывавшее Восточную Европу, Северный Кавказ, Поволжье, Урал и Казахстан. Первоначально Улус Джучи был частью мировой Монгольской империи, но вскоре сам стал суверенной державой. Закавказье вошло в состав другого крупного монгольского объединения с центром в Иране – государство Хулагидов (Ильханат).
Военно-политическое поражение государств Закавказья, Алании и Руси резко изменило привычную политическую карту Кавказа и Восточной Европы, устоявшуюся расстановку политических сил, разрушило многовековые политические, торговые, культурные и этнические связи народов Кавказа как между собой, так и с народами Передней Азии и Восточной Европы. Испытав в 20-40-х гг. ХIII в. сокрушительное ордынское нашествие, нахские общества Большого Кавказа оказались в последующее столетие на стыке двух соперничающих монгольских государств Евразии Улуса Джучи и Хулагидов.
Ко всем бедам резко ухудшились в ХIII–ХIV вв. и климатические условия в горах Кавказа. Нахские районы региона, потерпевшие вследствие вражеского нашествия, несут теперь значительные потери из-за ухудшения путей сообщения между горными ущельями и снижения зональности производящего хозяйства.

//Ахмадов "История нахов Передней Азии, Чечни и Кавказа с древнейших времён до конца XV в.", Г.,2019 г.//


checheninfo.ru



Добавить комментарий

НОВОСТИ. BEST:


ЧТО ЧИТАЮТ:

Время в Грозном

   

Горячие новости


Это интересно

Календарь новостей

«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Здесь могла быть Ваша реклама


Вечные ссылки от ProNewws

checheninfo.ru      checheninfo.ru

checheninfo.ru

Смотреть все новости


Добрро пожаловать в ЧР

МЫ В СЕТЯХ:

Я.Дзен

Наши партнеры

gordaloy  Абрек

Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"