Мультипортал о Чеченской Республике

Шима Окуев. Преданный сын гор. ЖЗЛ

Просмотров: 6 152 Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

Однажды, когда весенним вечером сидели на берегу Аргуна и слушали зачарованно его бесконечную басовитую песню, я спросил у Шимы Окуева, у которого частенько гостил:

 

– Слушай, не надоела тебе эта однообразная музыка реки и виды гор, которые всегда стоят перед глазами? Почему ты не переедешь в город, где тебе положена квартира как члену Союза писателей СССР? Там же ежедневно что-нибудь новое и темы для творчества неисчислимые…

 

Шима странно посмотрел на меня, словно спросил: «Не быстро ли ты насладился великолепием нашей природы? – потом, немного подумав, сказал:

 

– На твой вопрос отвечу одной из притч, которую я слышал от отца еще в раннем детстве и запомнил. – Однажды пророк Мухаммад (1.с.в.с.) задумал в Мекке построить святой дом. Созвал всех сущих тварей и поведал им, что для очищения предаст это место огню и попросил всех заблаговременно удалиться. В окрестностях будущего святого дома запылал огонь, который вскоре спалил все. Идет пророк и видит обгоревшую, чуть живую змею. «Я же просил всех уйти, почему ты не ушла?» – обратился к ней пророк. – «Не кори меня, – ответила змея. – В этих местах с незапамятных времен жили мои родители, все наши предки. Любовь к этим местам оказалась выше моей боязни перед пылающим огнем. И я решила сгореть тут, но не покинуть родного края». Подумай сам, как могу покинуть я, сын этих гор, родные края, где жили и похоронены мои предки. Да и не смогу я жить в другом месте. Так что умереть я хочу в родных горах, – продолжил Шима после притчи.

– И еще мне очень нравятся строки из стихотворения М. Мамакаева «Сказание о горцах», – продолжил Шима, – которые повторяю почти каждый день:

 

…И навсегда в сознании моем

Любовь к горам, чинарою поросшим,

Слилась со всем, что Родиной зовем,

Со всем, что здесь завещано мне прошлым…

И полон я преданий прошлых дней,

Заветов горькой и великой жизни,

И навсегда слилось в душе моей

Понятье гор с понятием Отчизны!

– Комментарии нужны – почему?

 

– Нет, – сказал я. – Так должен говорить каждый истинный сын гор. – И замолчал, слушая неумолчный говор бурного и строптивого Аргуна, вспоминая, когда же я впервые услышал его?..

По-разному случалось мне знакомиться с чеченскими писателями и их творчеством. Чаще всего происходило так, что я вначале читал произведение, а спустя некоторое время встречался с его автором лично. Так было и с Шимой Окуевым. В 1962 г., приехав домой после окончания авиаучилища, чтобы работать в Грозненском аэропорту, в одном из киосков я купил маленький поэтический сборник «Мой Шатой», только что вышедший в свет. Читая и перечитывая стихи, я восхищался строгим и отточенным ритмом, удивительной чистотой и легкостью языка, богатой и точной рифмой. Ничего лишнего, каждое слово на месте. В то же время – ясная мысль, яркая образность, особенно в описаниях природы, ее состояния в разные времена года, даже суток. И в каждой строке – пронзительная любовь к отчей земле, родным горам:

 

Я шел путем Чечни

И не хочу иного.

Моя судьба – в горах.

Куда же я без них –

Без этого всего,

Привычного, родного,

Чему я отдал жизнь,

К чему душой приник?

 

В сборнике этом были, естественно, и стихи об Аргуне, которую Шима очень любил. В них-то я и услышал явственно «рев могучего Аргуна в каменных теснинах гор».

Я много раз бывал в Шатое и никогда не уставал восхищаться этим чудом природы, мастерски воспетым Ш. Окуевым. У меня было много друзей там и, естественно, главным из них являлся Шима. Много раз гостил у него, подолгу говорил и спорил с ним. Был он человеком гостеприимным, хлебосольным, щедрым, открытым.

Каждый раз, когда я приезжал к Шиме, мы с ним поднимались на горку, возвышающуюся над селом, откуда весь Шатой виден как на ладони. Он видел, что я восхищен прекрасной панорамой села и горного края, и радовался этому. Часто мы спускались ближе к Аргуну, недалеко от берега которого стояли на склоне горы дома деда Шимы Орци и его брата, переводчика и писаря в крепости Шатой, прапорщика Беци. С ними было связано множество исторических событий конца ХIХ– начала XX веков. В них не раз бывал, например, знаменитый и неуловимый абрек Зелимхан Харачоевский, с которым дружил Беца Окуев. Вот как описывает одно из его посещений Ш. Окуев в первой книге своей известной трилогии «Пролог» (перевод с чеченского – мой):

«…В то время, когда царские войска под проливным дождем безуспешно искали абреков, Зелимхан, перейдя вброд разлившийся Аргун, поднявшись вверх по руслу речки Вярда-ахк, остановился в доме своего давнего и верного друга Беци Окуева, который стоял на высоком берегу слободы Шатой. Заняв все дороги, долины, лесные поляны, охраняющие крепость представители царской администрации и не подозревали, что абрек весело водит время, заночевав у прапорщика. Тот же, зная, что находится в безопасном месте – в доме верного друга, играл с сыновьями брата Беци Орци Хамидом и Хусейном…

 

Когда ночь полностью вступила в свои права, по одному поднимаясь вверх по склону, в доме Беци Окуева начали собираться гости – товарищи Зелимхана. Сегодня ночью им предстояло обсудить дело по ограблению Грозненского государственного банка. Зелимхан и Беца Окуев давно вели подготовку этой нелегкой операции…»

Именно в этом доме я бывал часто с Шимой. Там он читал мне новые стихи, делился замыслами, рассказывал о новом романе-эпопее из жизни родного края, над которым упорно и увлечено работал, будучи по природе своей трудолюбивым и требовательным. Шима глубоко знал историю родного края, движения горцев за свободу, хорошо изучил характеры и типы персонажей – будущих героев своих произведений. Знал потому, что его деды и прадеды творили эту историю и были ее участниками; потому, что скрупулезно записывал воспоминания стариков-односельчан, дотошно изучал архивные документы, доступные в те времена. Прекрасно знал родной язык и в своих творениях использовал все его богатство. Потому-то так достоверны его герои, что читатели воспринимают их как живых, узнаваемых, существующих на самом деле.

И секрет этот прост: Ш. Окуев вырос, и жил, и работал среди них, делил с ними радости и горести, будни и праздники.

 

Родился Шима Окуев 6 ноября 1937 года в г. Грозном, где его отец Хамид работал в то время заведующим отделом образования в системе Министерства просвещения Чечено-Ингушской АССР.

Правда, жить в городе ему довелось недолго: семи лет от роду мальчик был депортирован с родной земли в морозные степи Казахстана, где и окончил школу, как многие его сверстники.

В 1957 году Ш. Окуев врнулся на родину уже возмужавшим. Окончил филологический факультет Чечено-Ингушского госпединститута. Работал редактором районной газеты «Ленинец» («Ленинхо»). Будучи тогда уже известным писателем, он охотно помогал и поддерживал начинающих литераторов горного края, печатая на страницах газеты их произведения, которым радовался как своим. Об этом и о его наставнических уроках с особой теплотой и благодарностью вспоминают сегодня писатели-шатоевцы: М. Ахмадов, Ш. Макалов, С-Х. Тагаев и другие.

 

Об этом так вспоминает, например, народный писатель Чеченской Республики, главный редактор журнала «Вайнах» М. Ахмадов: «Я впервые познакомился с Шимой Окуевым, когда был учеником шестого класса Варандинской средней школы, побывав однажды в редакции Шатойской районной газеты. В те годы он давал мне очень много полезных и поучительных советов, часто внося свою правку, готовил к печати мои стихи. Правда, я не всегда соглашался с некоторыми его изменениями, но Шиме возражать не решался – слишком высок был его авторитет в литературе. Слишком большим было мое уважение к наставнику».

Многое пришлось испытать Ш. Окуеву на жизненном и творческом пути: работал заведующим отделом пропаганды райкома партии, учителем и директором средней школы. Но где бы он ни работал, он часто попадал в различные передряги – по воле судьбы или в силу своего вспыльчивого характера, что увеличивало число его недругов и усугубляло болезнь сердца. Писать он начал еще в школьные годы, но печататься стал только в 1957 году, когда чеченцам разрешено было считаться людьми со своей историей, культурой, литературой. Первая поэтическая книжка Ш. Окуева вышла в свет в 1962 году – «Мой Шатой». За ним последовали: повесть «Честь, опозоренная местью» (помню, как неоднозначно она была принята читателями, какие бурные споры вызывала); сборники стихов «Голос гор» и «Моя любовь»; прозаические произведения «Притчи о Чоре»; роман-дилогия «Красные цветы на белом снегу» (который тоже вызвал разноречивые оценки за слишком стилизованный язык и обилие диалектизмов, хотя некоторые страницы о похоронах воспринимались в то время как вызов эпохе); и, наконец, роман-трилогия «Кровь и земля: «Пролог» (1985 год), «Земля и кровь» (1987) и «Последний правитель (1993). Последние две книги трилогии вышли год и семь лет спустя после смерти Ш. Окуева соответственно, последовавшей в 1986 году, когда ему было всего 49 отроду.

 

Об этой трилогии редактор ее М. Ахмадов писал справедливо: «Трилогия показывает, что Ш. Окуев остается верным творческой манере, которую нашел после долгих поисков. В романах показаны события, имевшие место быть в горах, пропущенные автором через свое сознание, тщательно отобранные им. Если произведения, созданные Ш. Окуевым раньше, можно сравнить с родниками, то трилогия, которую он создавал до самого смертного часа, – это Аргун, питаемый теми родниками. Она вбирает в себя множество непохожих друг на друга характеров, их взаимоотношения, многие стороны народной жизни…»

Популярность произведений и востребованность их и сегодня такая широкая, что они переводятся на русский язык и переиздаются. Так, на русский язык переведен роман-диология «Красные цветы на белом снегу» и переиздан на чеченском языке в 2008 (книга первая), 2009 (книга вторая) на русском – в гор. Москве в 2009 году в одном томе. В предисловии к нему сказано: «По глубине охвата жизни горцев, воссозданию национального образа, быта, традиций, художественности романы Ш. Окуева можно поставить в один ряд с лучшими произведениями чеченской литературы. Его творчество характеризует сочный народный язык, использование фактического, исторически достоверного материала».

 

Книги Ш. Окуева – это повествование о жизни людей горного края, о борьбе чеченского народа (вначале – против царизма, после – против советского деспотизма), звонкая поэтическая песня Родине, неописуемой красоте ее природы, мужеству и отваге горцев, исповедь о сыновней любви и верности отчей земле. Из глубины сердца, как горные родники, пробивались его строки:

 

Достоинство отцов –

Навек в твоей крови.

Смотри – в твоих руках

Родной Отчизны слава.

Мужчина – это сплав

Отваги и любви.

Всю землю обойди –

Прочнее нету сплава.

 

Я мог бы многое рассказать о Ш. Окуеве. Но этот небольшой этюд хочется закончить стихотворением, который я посвятил памяти своего незабвенного друга – замечательного чеченского писателя Шимы Окуева:

 

Я снова здесь, в краю его любимом,

Где друг мой лучший и вернейший жил,

Где каждый раз, меня встречая, Шима,

Приветствуя, навстречу мне спешил.

 

По вечерам встречал с ним вместе зорьку –

Частенько я в Шатое ночевал.

Спал головой к Аргуну я и горку

Вместо подушки в изголовье клал.

 

Ту, что за речкой бурной поднималась

Не высоко – с травою про запас,

Что первою лучами озарялась,

Когда вставало солнце в ранний час.

 

И склон горы, где дом стоял отцовский

Его, недолго тоже солнца ждал…

Всегда природа тут чудна чертовски,

Ей душу Шима в песнях изливал.

 

И высотой таланта с небом синим

Он спорил, и сжигал в работе тут.

И был вернейшим гор шатойских сыном,

Где приобрел последний свой приют.

 

Адиз Кусаев,литературовед, заслуженный деятель культуры ЧИАССР


Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Лента новостей


Это интересно

Календарь новостей

«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 



Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"


ВАЖНО! О переходе на ЦИФРУ!

Переход на цифру

МЫ В ИНСТАГРАМ



Наша реклама

checheninfo.ru       checheninfo.ru

НАШИ ОПРОСЫ