Мультипортал о Чеченской Республике

Алибек-Хаджи Алдамов

Просмотров: 4 098Комментариев: 0


ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

Алибек-Хаджи Алдамов (1850 — 9 марта 1878) — предводитель восстания в Чечне в апреле-октябре 1877 года. Оттеснённые царскими колонизаторами в горы (плоскостные плодородные долины были отданы сунженским и терским казакам) чеченцы и ингуши в 60-х годах 19-го века испытывали жестокий земельный голод. Крайне тяжелое экономическое положение, унижения, допускаемые местной администрацией привело к ряду вооруженных восстаний, самых серьезных после пленения Шамиля. Во главе восстаний стояли: в Ичкерии - Байсангур Беноевский и Султан-Мурад; на Аргунской стороне - Ума Дуев и кадий Атаев Атабай.

 

В мае восстали ингуши, но восстание было жестоко подавлено. Руководители восстания Чалдар Арчаков, Магомед Мазурков, Джагустуко Безоев, муллы Башир Ашиев и Урусби Мугаев были повешены, сотни человек сосланы на каторгу. 

 

Царским военачальникам удавалось расправляться со стихийно возникающими восстаниями. Изуверские методы, применяемые ко всему населению, вынуждали предводителей восстания сдаваться. Так, уже зимой 1861 года Ума Дуев был сослан в Смоленск, а Атабай Атаев в город Порхов Псковской губернии. 

 

Следующим крупнейшим восстанием в Чечне было восстание 1877 года под руководством Алибека-Хаджи Алданова из аула Симсир Зандакского общества Веденского округа (ныне Ножай-Юртовский район). Главными сподвижниками Алибека-Хаджи в начале восстания были Султан-Мурад из аула Беной, Дада Залмаев из аула Чобахкинарой и Губахан из аула Гули. 

 

Восстание в первые же дни охватило 47 селений горной Чечни с населением до 20 тысяч человек. Со стороны же России восстанию противостояли отборные войска, насчитывающие 13.200 штыков, 2.270 сабель, 92 орудия, без учета военнослужащих из гарнизонов, которыми была опоясана вся Ичкерия. 

 

13 апреля, крестьянин из аула Симсир, 26-летний Алибек-Хаджи собрал в лесных трущобах близ аула Саясан около 60 человек из разных селений. Собравшиеся решили "разорвать всякие сношения с существующей властью" и "объявить себя независимыми".

 

На следующий день начались волнения в горной части Чечни. Восстание одновременно вспыхнуло в Саясане, Зандаке, Чеберлое и других аулах Ичкерии. Колыбелью восстания стала Восточная Ичкерия - горная, недоступная местность, покрытая лесами, богатая историей освободительной войны прошлого. Вождем восставших - имамом - был признан Алибек-Хаджи Алданов. 

 

Алибек происходил из довольно обширного рода Алдановых, живших в Верхней Ичкерии. В семье Алдановых было 5 братьев - от 18 до 50 лет. Все они стали активными участниками восстания. Некоторые побывали в Мекке. 

 

Алибек был человек мужественный и как руководитель восстания необычайно храбрый и крайне решительный. Это же неоднократно отмечали в своих донесениях царские офицеры. Они считали его опасным противником. 

 

Главными помощниками Алибека были: его брат Алихан, Дада Залмаев из Чеберлоя, Сульан-Мурад из Беноя, Сулейман из Центороя, Губахан их Гули, Ума Дуев из Дзумсоя и ряд других. Все они, за исключением Умы Дуева были молоды - 23-25 лет. 

 

Вначале волнениям в горной Чечне не придавали особого значения. Начальник Веденского округа полковник Авилов разъезжал по аулам и призывал народ к спокойствию, пытаясь воздействовать морально через "почетных" и "уважаемых" лиц, то есть через верхи аулов. Но повстанцы в Ичкерии даже не стали слушать посредников. После ряда военных акций повстанцев положение в Чечне стало настолько сложным, что 19 апреля Терская область была объявлена на военном положении. Срочно организовали съезд разных обществ к царскому командованию. Делегаты говорили лестные слова, но ничего конкретного не обещали, занимали выжидательную позицию. Из горной Чечни делегаты на съезд не явились. 

 

Между тем число приверженцев имама возрастало. К 18 апреля их было уже 500 человек. Они ходили из аулы в аул, распространяя письма и грамоты, поднимая народ на борьбу.

 

План восставших заключался в том, чтобы объединить силы Ичкерии и Чеберлоя, поднять всю горную Чечню, затем спуститься на плоскость. 

 

К 21 апреля восстанием была охвачена вся Ичкерия. Одновременно возникло восстание в верховьях реки Шаро-Аргун, в Чеберлоевском горном обществе, под руководством Дады Залмаева. Оно началось с активных действий горцев против местной администрации. 

 

Алибек-Хаджи с 3-тысячным отрядом направился к Герзель-Аулу. Он стремился поскорей спуститься в наиболее многолюдные аулы - Шали и Автуры - и поднять их на восстание. 

 

Первая встреча с царскими войсками произошла 22 апреля у селения Майртуп. Разразился жестокий бой. 

 

Царское командование выставило два отряда под начальством полковников Милова и Нурида. В бою под Майртупом царские войска были разбиты и отступили к аулам Герменчук и Курчалой. Только огонь артиллерии спас войска от полного разгрома. 

 

26 апреля полковник Нурид срочно телеграфирует в Грозный: "Нет никакого сомнения, что вся Чечня за мятежников и ждут только их появления, чтобы открыто действовать против нас". 

 

Первый крупный успех был толчком к дальнейшему росту восстания в горной Чечне. К восставшим присоединились качкалыковские аулы и и верхнего Аргуна. 

 

Восставшие горцы направились к Шали - самому большому и богатому селению Большой Чечни, расположенному на пути Грозный-Ведено. Однако против него уже выступили местные богачи. И царские войска, усиленные местным ополчением нанесли поражение Алибеку.

 

Победа царских войск под Шали явилась переломом в настроении чеченских верхов. Шалинский старшина Борщик Ханбулатов собрал всех мулл, хаджи и "почетных", богатых людей аула и убедил их не пускать Алибека в Шали. За это Ханбулатов получил чин прапорщика милиции и пожизненную пенсию в 400 рублей в год, затем был зачислен в милицию на офицерскую должность, что давало ему ещё дополнительно 600 рублей в год. 

 

После первых поражений Алибек-Хаджи отступил в самые глухие места Ичкерии - в симирские леса. Наступило временное затишье. "Чечня торжествует свое спасение", - телеграфировал в центр начальник Тверской области Свистунов. 

 

С середины мая наступил второй период восстания. Против восставших чеченцев направляются крупные силы: 84 роты, 9,5 казачьих сотен и 32 орудия. В подкрепление к царским войскам прибыли военные части из соседнего Дагестана под начальством полковника Накашидзе. Был разработан план - стянуть железное кольцо вокруг Ичкерии и наступать на неё с трех сторон : из Грозного, Хасавюрта и Дагестана. 

 

Однако вспыхнувшее восстание в соседней с Чечней области Дагестана - Салатавии оттянуло некоторые силы царских войск от Чечни. И снова Алибек успешно действует против царских войск. Но восстание в Салаватии подавляется, которое продолжалось до конца мая, и вновь все силы брошены против чеченцев. 

 

Против неудачных действий против повстанцев царское правительство изменяет свой тактический план и ставит новую задачу: обезглавить движение, захватить предводителей и особенно Алибека-Хаджи. С этой целью объясняется набор добровольцев в отряды милиции из местного населения. За поимку главных руководителей было обещано по несколько тысяч, за остальных руководителей по несколько сот, за рядового (живого или убитого) участника восстания - по 25 рублей. Тому, кто доставит имама живым, вознаграждение увеличивалось. Но, как видно из рапорта командующего войсками от 6 июня, "охотников нашлось немного".

 

Изловить Алибека не представлялось возможным. 

 

В июле-августе движение горцев достигло кульминационной точки. Начался третий, наиболее ожесточенный период восстания. Алибек-Хаджи начинает расправляться с местными муллами и богатеями, которые помогают действиям царский войск против повстанцев. 16 июля Алибек арестовывает всех старшин Чеберлоевского общества и предает казни чечен-ауховского муллу. 

 

В июле восстание распространилось на всю горную Чечню. Алибек-Хаджи от пассивного сидения в малодоступных трущобах и одиночных вылазок переходит к активному выступлению и неожиданно бросает свои отряды то в один, то в другой район. К 13 июля к восставшим присоединились крестьяне бассовских аулов - Махкеты, Хатуни и Тойзан, которые до этого считались мирными и наиболее "благонадежными". Бассовцы перестали подчиняться царским чиновникам. Когда князь Авилов, посланный для усмирения этих аулов, взял 135 заложников и повел их в Ведено, отряды Алибека напали на царский конвой, полностью перебили его и освободили заложников. Этот случай ещё больше поднял престиж имама. Его встречали с пением гимна, резали в его честь баранов и нарасхват приглашали к себе. Царское командование стало получать донесения о брожении в Аухе, Кумыкии, Ингушетии. Восстание охватило весь Аргунский округ, где руководителем стал Ума-Хаджи Дуев - старшина аула Дзумсой, пользовавшийся большим влиянием в Чечне и Дагестане. 

 

Во время нахождения Алибека в селении Зандак по направлению к Песочной вершине двинулось большое русское войско, а с ним дагестанская милиция. Началось сражение. Чеченцы, учитывая, что Песочная вершина является важной в стратегическом отношении позицией, упорно защищали её. Небо заволокло пороховым дымом. Сражение было масштабное и очень ожесточенное. Наиб Песочной вершины и его бойцы дрались очень отчаянно и самоотверженно. Был убит наиб Ахмед, сын Гаита. Русские, оставив на месте боя много убитых и раненных отступили к своим позициям.

 

Узнав об этом сражении, Алибек-Хаджи со своими людьми поспешил на подмогу. 

 

После приезда Алибека царские войска и дагестанская милиция под предводительством Доногол-Магомы направились к селению Эрсеной и расположились на высокой горе около этого селения. 

 

Заняв позицию от Центороя до Эрсеноя, русские открыли бой. 

 

Чеченцы, учитывая численное превосходство русских, не могли им воспрепятствовать расположиться на кургане. 

 

После ожесточенного сражения, которая не выявила превосходства ни одной из сторон, Алибек-Хаджи вместе со своим отрядом освободил Песочную вершину и выехал в аул Симсар перед закатом. 

 

Постепенно сторонники движения Алибека стали от него отставать, и в конце концов он остался с небольшой горсткой приверженцев, с которыми расположился на кургане "сожженный город" неподалеку от аула Эрсеной, а через некоторое время покинул курган и укрылся в Симсирском лесу. 

 

Царское войско после ухода Алибека-Хаджи с кургана направилось в селение Беной. Население этого аула было насильно выселено властями и распределено по другим селениям. Из Беноя солдаты направились в Зандак, с жителями которого поступили также. Солдаты начали безнаказанно мародерничать. Они изощрялись в жестокости: травили посевы, резали скот без нужды и пользы. Пытавшихся скрыться жителей - расстреливали. 

 

В это время из Хасавюрта выступил другой крупный отряд царских войск. Целью этого выступления было пленение Алибека-Хаджи.

 

Вскоре генерал Свистунов со своим войском окружил Симсирский лес. Дом, в котором совершал намаз Алибек-Хаджи, был неожиданно оцеплен царскими солдатами. Хладнокровно окончив намаз, Алибек-Хаджи с обнаженной шашкой выскочил из комнаты. От его неожиданного появления солдаты растерялись. Ловко зарубив нескольких из них Алибек-Хаджи скрылся. За ним пустились в погоню. Соединившись с основным отрядом Алибек-Хаджи дает крупный бой царским войскам в Симсирском лесу. Царские войска понеся большие потери вынуждены были отступить. При отступлении они сжигают села Зандак и Беной. 

 

Неспособное справится с Алибеком-Хаджи царское командование начинает настоящий террор по отношению к мирным жителям горных чеченских сел. К имаму направляются целые делегации с просьбой сдаться властям, убеждая его, что самым лучшим выходом из создавшегося положения будет явка с повинной к русскому начальству. Они уверяли его, что он будет прощен. 

 

Учитывая жестокие репрессии, которые применялись из-за него к чеченцам, свое трудное положение, и поверив в то, что ему будет дарована свобода, Алибек-Хаджи вместе со своими сподвижниками сдается какому-то администратору в Ведено. 

 

Надежда его не оправдалась. Веденский администратор приказал заковать Алибека-Хаджи в кандалы и под усиленным конвоем отправил в Грозненскую тюрьму. Вскоре туда были доставлены двенадцать его наибов и много повстанцев, а также те, которых начальство заподозрило в сочувствии 

 

Тем временем, старший над всеми наибами Султан-Мурад не явившийся c повинной, продолжал находиться в горах. После скоротечной болезни он умер, и был погребен на Беноевском кладбище с большими почестями. 

 

Алибек-Хаджи и его сподвижники сессией военного суда в Грозном были приговорены к смертной казни через повешение. 

 

Вот имена казненных: 

 

Алибек-Хаджи из Симсар 

Нурхаджи-Кусум из Чечен-Аула 

Хусейн-Хаджи из Акты-шакх 

Газурко из Гурты-котар 

Губахан из Гули 

Курко из Ведено 

Лорсан-Хаджи из Махкеты 

Митта из Чеберлоя 

Дада Залмаев из Чеберлоя 

Ума-Хаджи из Дзумсоя 

Дада (сын Умы) из Дзумсоя 

 

Когда суд объявил 70-летнему Ума-Хаджи Дуеву о том, что он приговорен к смертной казни через повешение, он ответил: "Все равно я должен когда-нибудь умереть. Умру ли я от того, что вы меня повесите, или умру от какой-нибудь болезни - какая в том разница?!"

 

Когда приговор был объявлен Даде Залмаеву, он ответил так: "Я не удивляюсь тому, что вы меня повесите. Если бы мы победили, то и я повесил бы Русского царя". 

 

Губахану суд объявил, что он приговорен к смертной казни за то, что взрывал дорожные мосты, построенные государством и за то, что причинил ущерб в 2.000 рублей. Губахан ответил: "С помощью родственников я смог бы собрать 2.000 рублей, но, клянусь вам Аллахом, я не уплатил бы и грош за помилование!" 

 

А когда приговор огласили Алибеку-Хаджи, он без бравирования, но с большим достоинством ответил: "Благодаря моим уверениям о необходимости поднять восстание меня всегда сопровождало 60 человек. Своей добровольной явкой я хотел избавить их от ответственности и приостановить повстанческое движение и вместе с тем гибель народа. Пусть теперь знают все, как Русский царь расправляется с теми, кто является к нему с повинной!" 

 

На суде Алибеку-Хаджи задали вопрос: "Алибек-Хаджи, ты ещё совсем молодой и уже Хаджи, имел почет в горах, значит ты умный и знающий человек. Как ты думал воевать против могучего русского царя?". Имам ответил: " Какое мне дело до могучего царя или султана. Я знал, что между ними война, я хотел этим воспользоваться и освободить свой бедный народ." 

 

Осужденным предлагали подать ходатайство на имя царя, но они все без исключения отказались. "Царь обещал, - сказал Алибек, не судить меня и моих товарищей и не обижать бедный народ. Но он обманул нас. Пусть весь мир знает, как коварен Русский царь!" 

 

Во время казни Алибека-Хаджи поставили на табуретку и надели на шею веревку. Долго никто не решался выбить из под ног у него табуретку. Всем было жаль молодого красивого имама. Наконец один согласился за деньги. Когда он нагнулся к табуретке, Алибек-Хаджи ударил его в лицо ногой и сам оттолкнул табуретку.

 

Это подтверждается документом. 

 

Один из очевидцев казни позже писал в своих воспоминаниях: "Меня поразило спокойствие, с которым эти люди умирали!" 

 

Все казненные были зарыты на месте казни в общей яме в городе Грозном. 

 

Чеченский народ бережно хранит в памяти и передает молодому поколению рассказы об эпизодах, связанных с этими мужественными людьми. 

 

Алибек-Хаджи по праву стоит на самых верхних ступенях истории боевой славы и борьбы народов Северного Кавказа за независимость. Он с честью прошел свой путь воина и народного лидера, и завершил его достойно!


Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Время в Грозном

   

Календарь новостей

«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Это интересно

Онлайн вещание "Грозный" - "Вайнах"


Наша реклама

checheninfo.ru       checheninfo.ru