Л.М. Ибрагимов. Символы чеченской культуры
Инфопортал » Информация о ЧР » Этнография | 25-05-2018 | Просмотров: 230 | Комментариев: 0

    

Поделиться:

 




ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ:

 

Символическим является такое слово или образ, значение которого выходит за рамки прямого и не поддается точному определению или объяснению [1]. Луна - не только планета, путеводный знак, но и символ Ислама. Когда разум пытается объять некий символ, то неизбежно приходит к идеям, лежащим за пределами логики. Явлений, выходящих за пределы человеческого понимания, в мире не счесть. Мы постоянно прибегаем к символической терминологии для обозначения понятий, определение или точное понимание которых нам не подвластно. Вот почему все религии используют язык символов как словесного, так и зрительного ряда (архетип пророка, устройство Рая-Ялсмани, Ада-Жоьжаг1ати, внешний вид Ангелов-Маликаш и т. д.) [2].

 

Многие памятники нашей культуры (например, башня [3, с. 172-244]) отмечены знаком двойных, тройных и др. смыслов. Башня - это и жилище (символ жизни), и оборонительное сооружение (символ защиты, мощи). В зависимости от высоты (этажности) башня может являться знаком социального статуса своего владельца. А также знаком - ориентиром по местности. И т. д. и т. п. 

 

Еще более яркий пример - вода. В соответствующем контексте у воды появляется символическое значение, которое противоположно значению воды другого контекста. Архетипически вода - не только жидкость для утоления жажды.

 

Знак же - материальный, чувственно воспринимаемый предмет (явление, действие), который выступает как представитель предмета, свойства или отношения. Важнейшие знаки для человека - явления природы (гром, молния, землетрясение), сигналы, жесты, указатели местности (дорожные знаки) и т. д.

 

Еще в конце прошлого века З. Фрейд пришел к выводу, что невротические симптомы - истерия, некоторые виды боли, ненормальное поведение - имеют еще и символическое значение. Как и сновидения, они, являясь способом самовыражения подсознательной части разума, также несут символическую нагрузку. Например, у человека, столкнувшегося с невыносимой ситуацией, может возникнуть спазм при глотании: воспоминание о ней заставляет его поперхнуться. Есть люди, у которых "глаза на мокром месте": житейский факт, напоминание о котором исторгает из них обильные слезы.

 

Эти символы, став частью общечеловеческой культуры, сохраняют тем не менее значительный заряд своей первоначальной трепетности или "волшебности". Не стоит их игнорировать только из-за того, что с рациональной точки зрения они кажутся абсурдными (скажем, табуирование имени - ц1екхабар; пустые ведра перед дорогой (деса ведарш). Будучи составной частью нашего мировоззрения, они жизненно важны для дальнейшего развития общества. Невозможно отказаться от них без значительного ущерба психике на индивидуальном и массовом уровне. Когда их подавляют или не принимают в расчет, их специфическая энергия уходит в подсознание, что ведет к непредсказуемым социальным последствиям. Эта психическая энергия подпитывает и возрождает в подсознании доминирующие в нем на данный момент наклонности (как правило, деструктивные), которые до сих пор не имели шанса проявиться в нашем сознании.

 

Символы призваны смещать желания с запретных объектов на объекты-заменители, обеспечивая тем самым непосредственное удовлетворение (женщина - жена). Компромисс, достигаемый частичной экспрессией с помощью символов, служит как индивиду, так и культуре. Несмотря на отсутствие прямых связей между символами и образованием ассоциаций, знание и осторожное использование бессознательных характеристик символа, знака (башня, кинжала) может стать важным подспорьем в понимании различных конфликтов человека с обществом. Символы, однозначно, - средства сдерживания и сублимации агрессии, достижения и сохранения социального компромисса. 

 

Антропологи не раз описывали, что происходит с этносом при столкновении их духовных ценностей с воздействием современной цивилизации. У них утрачивается интерес к жизни, ее уклад нарушается, а сами они морально опускаются (массовое пьянство, наркотики, разврат). Их вековые традиции подвергаются огромным перегрузам и инновациям. Чеченский этнос сегодня также находится в непростой ситуации. Мы сняли многие вопросы души рядового чеченца, не выслушав при этом саму душу его. Когда с ней не советуются, перестают с ней считаться, любая душа начинает бунтовать и требовать к себе уже безотлагательного внимания. А во что может вылиться бунт этнической души показали недавние события в Чечне (1991-1999 гг.) [4

 

Люди, что не отрицают факта существования архетипов, почти все обращаются с ними как с простыми словами, забывая об их самостоятельной жизни. Тем самым архетипы лишаются (искусственно) элемента значительности, достаточности (а значит, и исключительности), что дает начало бесконечным заменам одного архетипа другим. Например, архетип Мудрого Старца (Къано, Воккхастаг): нельзя без ущерба социальной психике (без угнетения, подавления ее), без дезориентации общества заменить на архетип Отца (отца- Командира, отца-Вождя, отца-Страны). Обычно, такая замена за короткий промежуток времени приводит к десакрализации этих (обоих) архетипов в массовом сознании. (Чем и пользовались идеологи социализма, натравливая детей на родителей, снижая потенциал родительского влияния на детей). Происходит бунт дезориентированной (избавленной от тысячелетних обычаев) души в масштабах социума, что чревато практическому "восстанию детей против дедов и отцов" (бераш дендайшна, дайшна, баккхичарна дуьхьаладовлар), который завершается вообще тотальным непослушанием внутри социума всех всем, что приводит к революции, гражданской войне. Противнику в таких случаях остается брать данный социум голыми руками, выступая в роли давнишнего благодетеля и бескорыстного цивилизатора.

 

Современный уровень науки о подсознательном показывает, что это природный феномен и как таковой является, по меньшей мере, нейтральным. Он содержит все стороны человеческой натуры: свет и тьму, прекрасное и безобразное, добро и зло, мудрость и глупость. Изучение символов, порождаемых как индивидуально, так и общностями людей, - важная задача, и, отнюдь, интеллектуально еще нерешенная окончательно ни в одном социуме. Если за решение этой задачи в Европе основательно взялись в конце Х1Х в., то в Чеченской Республике об этом начинают только задумываться [5, с. 116-165]. Поиск смысла символов неизбежно заставляет нас обратиться к своим генетическим корням. Первые полученные результаты подсказывают ответы на многие из нерешенных доныне теоретических проблем идентификации этноса, волнующих сегодня не только деятелей науки и культуры Чечни, но и тех, кто занят изучением символики этносов северокавказского региона.

 

Самобытное и неповторимое чеченское искусство свидетельствует о высоте национальной культуры, внесшей бесценный вклад в сокровищницу мировой культуры. Образцы чеченского искусства: плетение, вышивка, ювелирные украшения, оружие, архитектура (башенная), шерстяной промысел, гончарное дело, чеченская кухня и др., где красота и богатство мотивов гармонируют с цветами и качеством употребляемого материала - все это день ото дня становится прекрасным и почти недосягаемым прошлым, которое может воскреснуть лишь при усиленном собирании исчезающего материала, защите национальной культуры от пагубных влияний и наслоений и создании нормальных условий функционирования и развития чеченского этноса.

 

Сегодня, к сожалению, многие чеченцы смотрят на искусство своего народа, в том числе и литературу, глазами продвинутого европейца или азиата - мимоходом, издали и сверху. При таком взгляде можно сколь угодно долго говорить о таланте мастера, даже о "простоте языка изложения" написать, что он у него певуч и могуч, но сердце для восприятия этого произведения остается закрытым. Или, к примеру, каждый элемент чеченского орнамента нес определенную смысловую нагрузку и имел свое название, в результате чего вещи "говорили" на понятном тогда всем языке. Однако постепенно язык символов забывался, как и названия элементов орнамента [5, с. 116-165].

 

Так стали теряться удивительные зернышки значимости смыслов, вложенных народными мастерами в их произведения. Они замолчали. Как молчат (почти) произведения чеченских поэтов и писателей, в которых на виду поверхностное описание окружающего мира, а мысли, истинные чувства и идеалы скрыты, точнее, просто непонятны, за редким исключением, современному читателю. Поэтому дети недоумевают, когда читают в сказках о том, что волк оказался благороднее хозяина отары (хьаша не1ара т1ехьа хийшочарех хуьйла ша, аьлла барзо). Или тем, что когда-то их предки были горды тем, что "родились в ту ночь, когда волчица, разродилась волчатами" (буьйсанна, борз ехкаш, дуьненчу девлла тхо). В результате социалистичских экспериментов, приведших к разрыву поколений, традиций, а также депортации в 1944 г. истинно чеченскому мироощущению и мировосприятию невероятно трудно пробиться сквозь наслоения других культур. А это необходимо сделать, чтобы не прервалась нить между прошлым, настоящим и будущим. Деятелям нашей науки и культуры, не уставая, надо вновь и вновь возвращаться к истокам, чтобы, сверяясь по ним, не уйти в ложном направлении: в этом ключе одна из забытых, но актуальнейшая из областей чеченской культуры - символика. От правильного понимания таких "мелочей", как "символ, знак, архетип", зависит смысл, интерпретация произведения искусства, а также его историческое и даже политическое значение. Каждый символ этноса - средство раскрытия своеобразия духовного склада, мировоззрения, эстетического вкуса его, способа освоения (орудия труда, жилье) и усвоения (кухня) среды обитания.

 

Давно назрела необходимость создания и публикации словаря национальных символов с тем, чтобы подрастающие поколения чеченцев не только получали определенное количество знаний о национальной культуре (как материальной, так и духовной) своего народа, но и могли понимать его. 

 

Данная работа - первый опыт словаря чеченской символики. Он включает лишь несколько сотен символов и имеет целью привлечь к этой отрасли знаний внимание историков, филологов и этнографов, культурологов. Следует подчеркнуть, что при отборе терминов автор словарных статей не стал замыкаться на сугубо чеченских. Преобладающая часть из приведенных национальных символов являются общечеловеческим достоянием, есть и общие для всех кавказских народов, ибо культура чеченцев, возникшая на национальной почве и питавшаяся национальными источниками, никогда не развивалась изолированно от других культур мира. Более того, знание национальной символики дает нам представление о роли нашего этноса во всемирном культурно-историческом процессе. При разработке идеи "Словаря символов" в его нынешней форме автор ставил перед собой задачу не просто перечислять символы, как это делается во многих современных лексиконах. Нам никак не следует забывать, что все наши знания о символах и мистических фигурах восходят к преданиям и обычаям, к долгое время державшимся в тайне традициям, к "потусторонним" путешествиям авлияав, ясновидящих и мистиков, к рассказам, песням, мистериям и культовым обычаям народов.

 

Знатоки фольклора не всегда с пониманием и любовью обходились с доверенными им тайнами и текстами. Древние знания, мудрые предания нередко вовсе не принимались во внимание, к ним относились как к суевериям, всячески искажали их и разбавляли водой рационализма. Чтобы подобраться к потайному "божественному" смыслу символа, необходимо иметь опыт общения с ним. Юнг говорил: «Если душа начинает понимать символ, то перед ней возникают представления, недоступные чистому разуму». Вербализаторами такого рода представлений были и сказители-илланчи (на базарах, ловзаршкахь, пхьоханашкахь, у кочевых костров), назманчи, зикристы, авлияи. Они могли усадить слушателей на "ковер своего воображения" и унестись с ними в миры мечты, фантазии и другие уровни сознания.

 

Трактовка символов тесно связана с личностью самого лица, которое взялось за толкование: с его социальным, культурным и географическим окружением, с его сознанием. Но, в первую очередь, с его намерениями. Свастика на кожаной куртке молодого человека - это всего лишь его провокационное желание обратить на себя внимание. И все же, как бы ни менялись интерпретации и ассоциации, связанные с символом, архетип его значения, основная посылка, остается неизменным, на каком бы уровне мы ни рассматривали символы. Именно тяга к "думанью за пределами пониманья" - символами - является фундаментальной основой творческого мышления и поступков. Именно в ней, возможно, наш единственный шанс избежать пустой рутины и не превратиться в винтики гигантского часового механизма, тикающего в загадочной вселенной.

 

Черпая информацию (смыслы) из бездонного колодца мифов и символов, мы находим в себе силы и желание понять окружающий нас мир. С самого начала человеческой истории наиболее важные символы (солнце, луна, земля, небо, вода и др.) были попыткой упорядочить и понять смысл человеческого существования в таинственной вселенной. В связи с этим хотелось бы представить читателю процесс толкования символов (насколько это возможно) не очень упрощенно.

 

Разумеется, в словаре неизбежно нашли отражение и субъективные взгляды автора. В то же время я старался освободиться от пресса представлений, навязанных европейскими интерпретаторами, придерживаясь той точки зрения, что фигуры национальной мифологии (наьрт-аьрстхо, пхьармат, алмаст и др.) являются отображением символических сил и конфликтов национальной души [6], другими словами, что местным мифам можно придавать и терапевтическое, и познавательное значение, играющее благотворную роль как для рассказ-чика, так и для слушателя.

 

В "Словаре." автор проделал практически пионерскую работу: ясно, что столь плотно обступивший нас материальный мир на малоисследованной наукой территории с трудом поддастся символическому анализу. Уяснив себе многомерность и многослойность обширного материала по чеченской символике, автор решил ограничиться достаточным для начального этапа ее изучения тематическим и количественным минимумом. Для автора куда важнее было подвести читателя к определенному количеству национальных символов, дать взвешенную, в первую очередь, народную интерпретацию сути определенного символа с использованием местных источников. При этом автор никогда не забывал (особенно при интерпретации религиозной символики) о тесной связи разных культур, об их взаимовлиянии.

 

Следует отметить, что приступая к чтению словаря, читателю следует мысленно на время переступить порог привычной реальности. В мире символов и знаков может случится все и вся. Читатель может стать кем ему вздумается и захочется. Возьмем, скажем, все тот же архетип "Воккхастаг, Къано" (Мудрый Старец). Этот архетип можно трактовать самым различным образом: по критериям философии, анатомии и понятиям психоанализа, с точки зрения социологии и этнологии, и даже привлекая литературную критику, но при этом мы покажем лишь многослойность и мощный творческий заряд архетипа на самых разнообразных уровнях, но не приблизимся к конечной истине. Пусть и читатель примет активное участие в трактовке символа, знака, архетипа, пусть он разделит с нами восхищение и радость обращения с символами. В этом смысле следует понимать и интерпретации в данной книге скорее как "одни из возможных интерпретаций".

 

Символизм сохранил свою графическую и психологическую силу не только в таких творческих областях, как литература, музыка, кино, театр, живопись, но также и в политике и рекламе. Если тексты этого словаря побудят читателя более внимательно смотреть "окрест себя", вглядеться в духовную и материально составляющую жизни своего народа, его собственной жизни (используя легенды, символы, которые были известны и чтились его предками), автор будет считать, что его главная цель достигнута. 

 

 

В целях иллюстрации основных положений данной статьи ниже приводятся выборочные статьи из рукописи "Словарь символов чеченской культуры".

 

ГОЛОВА (КОРТА). Воплощение (места) ума (хьекъалан корта) или его отсутствия (1овдал корта), разума и жизненной силы человека - причина, по которой наши предки придавали ей сакральное значение. Основано оно на уважении к голове, как значимой, важной и ответственной части человеческого тела, места локализации его ума, черт характера. Головные уборы и движения головой, склоненная в смирении голова (корта оллийна), поднятая в гордости (корта аййина) имеют особое значение в общении и в поведении.

Нохчийн фольклор / Х1оттийнарг Джамбеков Ш. С. 283.

Авторханов А. Мемуары. С. 183.

Электронный ресурс. Режимыдоступа: http://sigils. ru/signs /golova. Html; http://www.ta1.ru/ home/ keltte /kyltgolov/

 

ГОЛОВНЫЕ УБОРЫ: ШАПКА И ЖЕНСКИЙ ПЛАТОК (КУЙ, ЙОВЛАКХ). Символ чести и достоинства как мужчины, так и женщины. "Чеченец, охранявший какой-либо объект, мог оставить шапку, папаху (куй билла) и уйти домой пообедать - никто не трогал его шапку, ибо понимал, что будет иметь дело с хозяином. Снять с кого-то папаху означало смертельную ссору; если горец снимал шапку и ударял ею о землю - это означало, что он готов идти на все. Женщина, бросившая свой платок (особенно пожилая) между насмерть схватившимися мужчинами, тем самым могла сразу же остановить их, предотвратить смертельный исход схватки". Головные уборы имеют большую символическую ценность, чем другие элементы одежды. Например, папахи, визуально увеличивая рост, внушают уважение. Головные уборы являются символами социального ранга или принадлежности к религиозной общине, группе-вирду (к1айн куйнаш долчеран вирд).

Бидерманн Г. Энциклопедия символов. С. 57.

Арсалиев Ш. Этнопедагогика чеченцев. С. 2, 244.

Авторханов А. Мемуары. С. 258.

 

ГОЛУБЬ (КХОКХА). Один из древнейших символов человечества. Символ переносчика вестей (Х1е боьду, сийна кхокха, соьгара маршалла д1алолахь!), верности, нежности (Сан кхокха, месал кхокха!), семейного согласия (Дитта т1ехь ши кхокха санна, ирсе, бертахь де- хар ду вайша!). В чеченском обществе "большое неудовольствие вызывает до сих пор отстрел голубей".

Абдулаева Х.Р. Этноисторические и эстетические предпосылки зарождения письменного художе-ственного слова у чеченцев // Культура Чечни. С. 296.

Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.ta1. ru/home/ animal/golyb/

Гелагаев С.-М. Олхазарийн дуьне. С. 99.

 

ГОРА (ЛАМ). Гора (лам) является антиподом равнине (аре). Духовная высота, место соприкосновения неба и земли (стигалах хьекхалун ламанан къоьжа баххьаш), символ гордости (лам санна кура), гордыни (лам ломах ца баьшна), вечности (къоьжа лаьмнаш), неизменности, подъема (ирхе), одоления (лам баккха), бахвальства (куралла ян лам болуш). «Согласно поверью, Мухаммад (а.с.с.) использовал неизменность гор как аллегорию необходимости смирения: когда он приказал горе Сафа двигаться, она не повиновалась, тогда он сам отправился к ней, чтобы поблагодарить Бога за то, что она осталась на месте». Важность образа горы в художественном сознании многих народов обусловило его использование в качестве модели в жилом строительстве. Остроконечные крыши чеченских домов до сего дня имеют своим прообразом очертания вершин Черных гор. Гора, возвышенность - это место, где люди ближе к Всевышнему, солнцу, звездам. Из-за чего они издавна являются наиболее предпочтительными местами для отправления религиозного культа: там часто располагались в прошлом алтари, святилища, храмы (Эртинан Корта). Кхеташ-Корта - возвышенность между Ц1оьнтара и Теза-Кхаьлла. В прошлом на этом месте "долгие годы собирался "Совет Страны", где решались важные вопросы мира и войны". Гора - это и место испытания: Прометей (Пхьармат) на Кавказе был прикован к горе (Казбек). Гора - идеальное место для консервации обычая, традиций и т. д. Не каждый человек уживается с горой (как и главный ге-рой романа М. Сулаева "Товсолта ломара д1авоьду") и выживает в суровых горных условиях. Песни вайнахов. С. 54.

Авторханов А. Мемуары. С. 496-497.

Сулейманов А. Топонимия Чечни. С. 276, 290, 293.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 123-126.

 

ГОРОД (Г1АЛА). Оппозиция селу (юрт), хутору (к1уотар). Метафора многолюдности, суеты (бага са а кхаьчна, д1асауьду адамаш), словно муравьи туда-сюда снующихся людей (адамна юькъа, зингатий санна д1асауьду адамаш), шума, пыли (г1овг1ане, ченаш), роскоши, множества красивых девушек (г1алара и са кура мехкарий), товаров (доцуш х1ума дац). Город может являться знаком прошлого, памятником старины, где в развалинах и склепах законсервировалось (остановилось) прошлое. К таковым можно отнести и "город, поселение мертвых" общества Маьлхиста. Город работает как сложенное из многих частей некое целое, не обладающее качествами ни одного из этих слагаемых: перекресток - знак дилеммы и опасности; улица - знак ориентации, тупик - знак отсутствия выхода и необходимости возврата на исходную позицию; площадь символизирует скопление большого количества людей, митинги и концерты под открытым небом; автомобиль - знак тщеславия и обладания. Время в городе течет быстрее, чем в селе. Люди в городе (г1алара нах) не те, что в селе (юьртарчу нахах къаьсташ бу). Город имеет свое неповторимое качество, свое символическое ядро, где строится основное национальное культовое сооружение (например, соборная мечеть "Сердце Чечни" в г. Грозный). Сулейманов А. Топонимия Чечни. С. 89.

Авторханов А. Мемуары. С. 69-73, 494, 527-544.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 126-131.

 

ГОСТЕПРИИМСТВО (ХЬОШАЛЛА). Древний общекавказский обычай - куначество (хьаша-да т1елацар), продиктованный тяжелыми и суровыми условиями жизни в прошлом, реалиями тогдашней перманентной войны всех против всех. Олицетворение должного, надлежащего приема и проводов гостя, с вытекающими из этого обычая ответственностью за жизнь и честь его, вниманием и уважением к нему. Гость - Божья благодать (хьаша - Делан совг1ат), символ снисхождения Всевышнего к Своему созданию (хьаша ца вог1учу х1усаме беркат дог1ур дац), сопричастности к миру людей. Со второй половины ХХ в., в связи с экспансией цивилизационных процессов на Кавказе, этот обычай почти перешел в разряд очень дорогого экзотического. А в наши дни стал синонимом роскоши, которая не каждому смертному и по карману. Нередко этим "модернизированным" обычаем ловко пользуются карьеристы, подотчетное начальство, прагматичные люди при приеме "гостей из Центра" - больших высокопоставленных начальников из Москвы и Санкт-Петербурга, влиятельных людей из других стран. В последнее время наметилась и другая тенденция: к земляку из Чечни, проживающему в Москве или Санкт-Петербурге, едет житель республики и начинает злоупотреблять долгом гостеприимства "хозяина-земляка" (как правило, небольшой жилплощади с соответствующими неудобствами и правами).

Чеченцы в общем и целом по натуре гостеприимный народ, и все лучшее, что есть в доме, подают гостю. Гостя всегда ждут: его приход в любое время дня и ночи не бывает неожиданным. После обязательной церемонии встречи и приветствия, расспросов о житье-бытье, гостя перво-наперво потчуют национальным блюдом жижиг-галныш (мясо с галушками) - символ гостеприимства чеченского народа - блюдо, которым по традициям принято потчевать уважаемых людей и дорогих гостей.

В сказке нравственно-этическим сознанием наделен даже дракон, который свернулся вокруг единственного сельского родника и не давал сельчанам набрать воды без того, чтобы ему не выдавали по одной юной девушке. Но он дважды беспрепятственно позволяет набрать воду юноше из другого края. Когда юноша уходил, в третий раз набрав воду, дракон сказал ему: «Поскольку ты гость, соблюдая приличия, я не тронул тебя, когда ты трижды пришел за водой, но больше не приходи. Появишься еще раз - живым не уйдешь».

Хасбулатова З.И. Воспитание детей у чеченцев: обычаи и традиции Х1Х - начало ХХ вв. С. 305-308. Алироев И.Ю., Маргошвили Л.Ю. Кистины. С. 397-399.

Сулейманов А. Топонимия Чечни. С.70.

Авторханов А. Мемуары. С. 488-497.

Электронный ресурс. Режим доступа: http://www. ethnomuseum. ru/section69/23/180/92.htm

 

ГРУША (КХОР). Символ плодородия, достатка и долголетия, т. к. грушевые деревья живут и плодоносят долгое время. Грушевое дерево (наряду с яблочным, ореховым) у чеченцев издревле считалось священным деревом: оно не раз в тяжелые времена выручало чеченцев от голодной смерти. Человек, срезавший дикую плодоносящую грушу, предавался всенародному проклятию - анафеме (х1уй кхайкхор), нередко с установлением к1арлаг1а. Считалось, что он никогда не будет иметь дома своего (шен долахь ц1а хир дац цуьнан). См. К1арлаг1а. Адат.

Сулейманов А. Топонимия Чечни. С. 393.

Абдулаева Х.Р. Этноисторические и эстетические предпосылки зарождения письменного художе-ственного слова у чеченцев. В кн.: Культура Чечни. С. 296.

Хасбулатова З.И. Воспитание детей у чеченцев: обычаи и традиции Х1Х - начало ХХ вв. С.148.

 

ДАДИН АИБИКА. Идеал чеченки-патриотки. Символ женской красоты, патриотизма, вдох-новляющего примера самоотверженности, солидарности с народом.

Нохчийн фольклор / Х1оттийнарг Джамбеков Ш. С. 401-402.

Сулейманов А. Топонимия Чечни. С. 550.

 

ДЕВЯТЬ (ИСС). Число девять имеет немаловажное значение и в чеченской культуре. Девять дней и ночей (исс дей-буьйсий); девять душ (исс са, исс упха), девятимесячный срок вынашивания плода ребенка (исс баттахь ненан кийрахь 1иллина). Девять глаз, рук и ног Ешапа (исс б1аьрг, ког, куьг долу Ешап). Мистическое число: при умножении любого числа на девять всегда получаются числа, цифры которых дают в сумме девять. Это число было иудейским символом правды и христианским символом порядка внутри порядка. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www. elbrusoid. org /content/digest/p352240.shtml

 

ДЕНЬГИ (АХЧА). Деньги, прежде всего, предмет поклонения большей части человечества (шаверг "ахча" аьллачохь висна). Общепринятый всемирный символ материального благосостояния, богатства, торговли, власти, ключа для решения почти всех земных проблем (ахчано 1ай ломахь хорбаз караяйтина). И в то же время деньги - причина всех людских проблем (шадерриг - ахча бахьанехь; сан мел вийнарг а ахчано вийна, вейтана), раздоров (ахча къевсина), ссор (ахчанна т1ехула). В последнее время (конечно, не без влияния достижений европейской буржуазной культуры) и в сознании немалого числа чеченцев деньги не просто символ благосостояния, власти и силы. Слово неангажированного бедного и нищего "учителя жизни": преподавателя, писателя, философа и руководителя среднего звена мало чего стоит, если даже оно умное и верное. Не стоит и того, чтобы быть просто выслушанным. Ибо: если он такой умный, то почему же он такой бедный?

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 141-143.

 

ДЕРЕВО (ДИТТ). Многозначный и один из древнейших символов, известный практически всем народам мира. Олицетворяет жизнь космоса как единого живого организма, законы жизни и человека как неразрывное целое (дуьненахь шадерг шадолчух доьзна ду). Один "из самых мощных символов плодородия и воплощения жизненной энергии", символ растительного сознания. В представлении чеченца у дерева есть душа (диттан чохь са ду). Идя в лес по дрова, чеченец обматывал топор тряпкой, чтобы не пугать деревья. Прежде чем рубить дерево, он испрашивал у него разрешения на это.

 

ГРУША (кхор) - символ плодородия и достатка (см). Грушевое дерево у чеченцев издревле (наряду с ц1улла дечиг, 1аж, б1ар) считалось священным деревом (см). Любое плодоносящее дерево и дерево, дающее тень, как и в культурах других народов у чеченцев ассоциируется с идеей материнства (нана-даккхий кхораш, 1ежаш, б1араш, комарш; нана-доккха дитт).

 

ДУБ (наж) - символ физической мощи, статности (см.). Имя собственное: Нажа.

 

ЧИНАРА (поп) является олицетворением крепости духа, рослости, статности, мощи, надежной опоры (попах букъ тоьхна). Акация (см.) в сознании чеченцев является олицетворением крепости (аккази санна ч1ог1а). Существует вариант дерева, обвитого виноградной лозой (б1аьллангах таьлланг санна хьарча) - метафоры апофеоза сильной страсти. Известен народный обычай лечения деревом: при сильном упадке сил, депрессии человек прислонялся на час-два спиной к стволу чинары. При сильных хронических головных болях, после массажа головы (корта уозар; кортана куьг хьакхар) больному советовали (осторожно: медленными движениями) почесаться спиной (точнее, позвоночником) о ствол грушевого или яблочного дерева. Суфии хоронят своих святых (авлия и шейхов) под ветвями священных дубов, чинар. Ветви этих дубов и чинар украшаются лоскутами одежды или просто тканей.

Каждый народ имел свое священное дерево. Считалось, что дерево имеет душу и обладает особой, только ему свойственной, священной мистической силой. Люди древности верили, что деревья владеют великой мудростью и что человек, тонко чувствующий душу дерева, может многому у него научиться.

Хасбулатова З.И. Воспитание детей у чеченцев: обычаи и традиции Х1Х - начало ХХ вв. С. 100. Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 143-156.

 

ДОЖДЬ (ДОГ1А). Амбивалентный символ. Весенне-летний дождь в меру (б1аьстенан, аьх- кенана дог1а), дождь во время засухи (йокъа х1оьттича) - символ благословения Всевышнего, Его заботы о человеке. В старину существовал народный обычай прощения у Бога дождя во время засухи (дог1а дехар, Къоршкъали). Дождь затяжной или краткий, но обильный (ливень) может стать и источником потопа и разрушений, проявлением гнева Божьего (см. Къоьзунан 1ам). Непрестанный, затяжной дождь в холодную погоду в искусстве - распространенное олицетворение невезения, беды, печали.

Авторханов А. Мемуары. С. 66.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 159.

 

ДОМ, ЖИЛИЩЕ (Ц1А, Х1УСАМ). Чрезвычайно емкий символ. Дом, как и двор, символизирует безопасное (пространство) место на земле. Место привязки, локализации, исхода, начала человека на земле: все мы откуда-то (цхьана ц1ийнах), куда-то едем, где-то в каком-то доме живем (цхьана х1усамехь 1а). Дом - синоним надежности (шен ц1а - ц1ен ц1а), покоя и безопасности (ц1ахь г1оле ду). Богатая символика дома обладает внутренним единством. В прошлом дом непременно содержал в себе алтарь и функцию его выполнял очаг (кхерч). Ислам окончательно разделил очаг и алтарь, заменяя последний мечетью и местом для свершения в доме намаза (чохь, ц1ахь ламаз ден меттиг, ламазанна куз тосу меттиг). Дом передается по наследству от отца сыну (дас к1антана дуьту) и мыслится как символ рода. Каждая деталь дома наделена своим символическим значением: так "окно уподобляется глазу; разбить оконное стекло (коран б1аьрг бохо) - досл. разбить глаз окна. Дверь - место перехода из защищенного пространства в незащищенное (см.). Стены и крыша - символы основной, т. е. защитной функции дома, в связи с чем они часто служат синонимами понятия "дом"; например, в таких выражениях, как «корта к1ела бахьа тхов» - досл. иметь крышу для укрытия головы. Или «биъ пен, беа пена юккъе а хиъна 1ие» - досл. четыре стены; сидеть посередине четырех стен. Выражение "ц1ийнан дукъ д1акхехьа, т1елаца" - досл. взвалить на себя хребет дома.

Алироев И., Маргошвили Л. Кистины. С. 298.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 159-161.

Электронный ресурс. Режим доступа: http://kitap.net. ru/ bezertinov1-7.php

 

ДРАКОН (САЬРМАК). Поливалентный символ, но в основном негативный: разрушительная и злая природная сила. Мифическое существо, объединяет в себе худшие варианты большой змеи и птицы. Народной фантазией наделен способностью летать и питаться (яа, ваа, д1акхалла) животными и людьми. Является олицетворением жестокого завоевателя и угнетателя (саьрмако ваьхьна, яьхьна). Воспринимается как жестокий и неумолимый страж, охраняющий доступ к источнику воды (шовдан коьрте саьрмак бижна), к сундуку с драгоценностями (деших-детех, жовхарх дуьззина т1орказ). Дракон (саьрмак) - несомненный враг, сражение с которым является высшим испытанием духа, а победа над ним - альтруистическим подвигом в национальном масштабе. Побеждается саьрмак в основном народной смекалкой. Дракону уподобляется воинственно-вздорная, жестокая женщина (сийна саьрмак).

Чеченские и ингушские народные сказки. С. 24-34, 187-189.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 161-166.

Чеченско-русский словарь. С. 215.

Электронный ресурс. Режимы доступа: http://www. Literatura.tu1. ru/books/komment/ komment_ skazki. htm; http://sigils.ru/symbols/dragon.html

 

ДУРАК, ГЛУПЕЦ (1ОВДАЛ). Народная инверсия умного. Над ними (дураком, глупцом) смеются, но их не унизишь. Они, что взбредет в голову, то и говорят, но их не слышат. Их словам почти не придают значения. Дурак весь во власти своей глупости, также как и умный во власти своего ума. И ему надо реализовать свою глупость, как и умному - ум. Глупость - это природное в человеке. Это хорошо понимал Молнесарт (Ходжа Насреддин). Для дурака (глупца) весь мир перевернут с ног на голову. И его задача - попытаться вернуть его на свое место. Он часто соприкасается с предрассудками, общественными иллюзиями и без пафоса и злобы (работает) борется с ними. Временами даже имеет относительный успех. Чеченско-русский словарь. С. 331.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 171-172.

 

ДУША (СА). Символ духовных (нетелесных) аспектов человеческой личности. Слово «са» в чеченском языке образует длинный мистический ряд омонимов, где оно употребляется в значении - а) са: 1) зрение, 2) свет; б) са: 1) душа, дух, человек; 2) жизнь; в) са: 1) угол, 2) грань, 3) выгода, прибыль. В чеченском языке с десяток выражений-оценок состояния души: са к1езга (малодушный); са ц1ена (чистый душой), са меца (голодный душой, голод души). В выражении «исс делахь, исс са доккхур ду» (досл. даже если у него девять душ, я лишу его их, т. е убью) чувствуются отголоски языческих времен в истории народа. Сица йог1ийла! (досл. чтобы еда с душой обратно вышла) - проклятие. Согласно исламскому мировоззрению, душа на земле живет один раз. Души людей сотворены Аллахом задолго до их рождения. Истинная сущность души недоступна человеческому уму и об этом в исламских первоисточниках нет подробной информации. См. Ангелы.

Алироев И.Ю. Чеченский язык. С. 100.

Чеченско-русский словарь. С. 210.

А. Али-заде. Исламский энциклопедический словарь. С. 69.

 

ЕШАП. Согласно древнему мифу, антропоморфное бесполое 9-глазое, 9-рукое, 9-ногое косматое и вшивое чудовище, которое сторожит вход в подземное царство - мир мертвых ЕЛ (Эл). Не пропускает в него живых и не выпускает из него мертвых. Олицетворение косматой, непричесанной злой дурнушки, одинокой и нелюдимой женщины, переставшей ухаживать за собой (ешап санна).

Мифы народов Северного Кавказа / Сост. Багаев М.Х. С. 34.

Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. 1. С. 438.

Чеченские и ингушские народные сказки. С. 16-24.

Электронный ресурс. Режим доступа: http://www. literatura. tu1. ru/books/komment/ komment_ skazki. htm

 

ЖЕЛТЫЙ ЦВЕТ (МОЖА БОС). Из всех цветов наиболее противоречивый по своей символике. Это и теплые желтые тона сияющего солнца (можа малх), блеск золота (символа богатства, царской роскоши, знатности). Желтый цвет имеет также негативный оттенок своего значения и как цвет болезни (маждар), увядания природы (диттан г1аш мажделла), крайней степени раздражения, истощения (бурула-мажвелла), сильного истязания (можа хьацар дал- лалц етта).

Электронный ресурс. Режим доступа: http://www. fillosoff.ru/nepoznannoe/eastem_philosophy/99-yeUow. html

 

ЖИЖИГ-ГАЛНЫШ. Вареное мясо с галушками. Символ чеченской национальной кухни. Алироев И., Маргошвили Л. Кистины. С. 337.

 

ЕШАП. Согласно древнему мифу, антропоморфное бесполое 9-глазое, 9-рукое, 9-ногое косматое и вшивое чудовище, которое сторожит вход в подземное царство - мир мертвых ЕЛ (Эл). Не пропускает в него живых и не выпускает из него мертвых. Олицетворение косматой, непричесанной злой дурнушки, одинокой и нелюдимой женщины, переставшей ухаживать за собой (ешап санна).

Мифы народов Северного Кавказа / Сост. Багаев М.Х. С. 34.

Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. 1. С. 438.

Чеченские и ингушские народные сказки. С. 16-24.

Электронный ресурс. Режим доступа: http://www. literatura. tu1. ru/books/komment/ komment_ skazki. htm

 

ЗАЯЦ, КРОЛИК (ПХЬАГАЛ). Распространенная метафора трусости (пхьагал), похотливости, плодовитости, быстроты (пхьагал санна т1ахъаьлла). У чеченцев издревле название зайца табуировано. В науке известно: табуирование животного говорит о том, что данное животное раньше почиталось. Многие чеченцы и по сей день перед выходом из дома (ц1ера араволуш), отправляясь в дальний путь (новкъа волуш), предпочитают не говорить о нем вообще или, в крайнем случае, называть его (как и ряд др., напр., осла - лергаш деха дерг, волка - доттаг1 и др.) аллюзивно-описательным словом - лергъяхар (ушастый).

Электронный ресурс. Режим доступа: http:// www. symbolsbook. ru/Article.aspx?id=221#1

 

ЗВЕЗДА (СЕДА). Звезда - символ вечности; высоких стремлений, идеалов (которые вечны, непреходящи). Олицетворение надежды (сатийсам), доброго и чуткого собеседника, свидетеля (теш), устремленности, ориентира; Сахуьлу седа (досл. Утренняя звезда - Венера), Къилбаседа (досл. Северная звезда - Полярная звезда), Ворх1 вешин ворх1 седа (Большая Медведица), Чухчахьера (Малая медведица), Ча такхийна тача (Млечный путь). Согласно поверью, если загадать желание при виде падающей (сгорающей) звезды (седа маре боьдуш), то оно сбудется. Главной эмблемой Ислама является полумесяц с пятиконечной звездой внутри. См. Эмблема Ислама.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 182-186.

Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.ta1.ru /home/ india/islamm/yhty/

 

ЗЕЛЕНЫЙ ЦВЕТ (БАЬЦЦАРА, БЕЛИ-БАЬЦЦАРА БОС). Позитивный символ. Повсеместно ассоциируется с жизнью: в более широком смысле с весной, молодостью, растительностью (баьццара бай), обновлением, свежестью и надеждой. Традиционно его духовный символизм наиболее важен в исламском мире, где он является священным цветом Пророка и самой Веры ("зеленое знамя Ислама").

Электронный ресурс. Режим доступа: http://www. Fillosoff.ru/nepoznannoe/eastemphilosophy /109- green. html

 

ЗЕМЛЯ (ЛАТТА). Амбивалентный символ: олицетворение чрева, из которого все исходит, и могилы, в которую все возвращается (лаьттан кийра верза, коша вижа). Материнство и последний приют - универсальный символ Земли (шадоллу адам лаьттан кийра дерза дезаш ду) - мать-Земля (Нана-Латта) взращивающая и принимающая обратно в лоно свое. Первый человек Адам-пайхамар создан из глины. В условиях Чечни земля - еще и знак материального благополучия, власти.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 195-196.

А. Али-заде. Исламский энциклопедический словарь. С. 23.

 

ЗОЛОТО (ДЕШИ). Универсальный символ солнца, солнечного света. Будучи желтым металлом, ассоциируется с солнечной энергией (нур дашо). Символ духовной и физической чистоты (литтина ц1ен деши санна), красоты (дашо корта), великолепия (нур догу дашо малх; дешица кхелина, дашо варкх диллина). Знак богатства, достатка: золотые зубы (дашо цер- гаш), украшения из золота (дешех йина) - знак самоутверждения на бытовом уровне. Алироев И., Маргошвили Л. Кистины. С. 292.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 214-218.

 

ИЗГНАНИЕ (ЭККХАВАР). Олицетворение коллективного неприятия, нарушения общепринятых законов и правил общежития. При их нарушении изгнать могли (и могут) из любой ячейки социума: семьи, товарищества, села. Применялось оно при грубом и вызывающем нарушении законов адата - неписаных законов чеченского социума, веками регулирующем общественную жизнь. К таковым относились: инцест, убийство ударом кинжала или выстрелом сзади (т1ехьаша тоьхна стаг вер), убийство женщины, ребенка, старика, неучастие в обороне села от неприятеля (юьрто т1ом бечохь дакъацалацар). Вообще "изгнание" - термин очень емкий и многозначный. Всемирная история знает немало примеров изгнания целых этносов с насиженных мест обитания (евреи, палестинцы, чеченцы, крымские татары и т. д.). Изгнание из Рая Адама и Евы, плода из чрева матери, изгнание бесов (джиннов), изгнание по политическим мотивам (правителей, инакомыслящих из государства) - вот далеко не полный перечень изгнаний.

Электронный ресурс. Режим доступа: http://ru. wikipedia. orgМШ/Изгнание_из_рая

 

 

ИМЯ (Ц1Е). Имя выражает тот или иной духовный тип человека, отождествляется с чертами его характера (догмайра Биболт), с его социальным статусом (ц1еяххана, хьалдолуш, цера ц1ийнах); сотворенным им благим (дика ц1е яккхийта) или черным деянием (шен ц1е йожо). Задача идеального мужчины (къонаха) - оставить о себе хорошую память (т1аьхьенна шен дика ц1е йита). Запятнать свое имя - что мужчине, что девушке - значит, опозорить не только себя, но и свою семью, род.

Хасбулатова З.И. Воспитание детей у чеченцев. С. 102.

Нохчийн фольклор / Х1оттийнарг Джамбеков Ш. С. 235.

Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы. С. 220-221.

Бибулатов Н.С. Чеченские имена.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Энциклопедия. Символы, знаки, эмблемы / Авт.-сост. В Андреева, В. Куклев, А. Ровнер. М.: Астрель: АСТЮ, 2008. 556 с.

2. А. Али-заде. Исламский энциклопедический словарь. М.: Издательский дом «Ансар», 2007. 400 с.

3. Леча Ильясов. Культура чеченского народа. М.: 2009. 264 с.

4. Ибрагимов Канта. Прошедшие войны. Роман. М.: Евразия, 2004. 720 с.

5. Шавлаева Т.М. Из истории развития шерстяного промысла чеченцев в Х1Х - начале ХХ века. Нальчик, 2009. 204 с.

6. Мифы народов Северного Кавказа / Сост. Багаев М. Махачкала, 1999.  

7. 126 с.

 

Л.М. ИБРАГИМОВ




Похожие новости:


  • Культ головного убора у чеченцев
  • Керахь куй бетта - В руках папаху теребить
  • Нелан сакна ницкъ бу - Силен как кабан.
  • "Сердце Чечни" - в первой тройке кандидатов по СКФО на символ России
  • Малх санна хаза йо1
  • Факты изъятия полицейскими КЧР национальных флагов вызвали возмущение у мо ...
  • Штрихи к потрету "Сердца Чечни" ч. 1-я: Конец 80-х. ПРЕДТЕЧА
  • Обычай почитания гостя у чеченцев


  • Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Комментировать    Лента комментариев

    • На сайт
    • ВКонтакте
    • В Фейсбук
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:
    Код:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код
    Введите код:


    НОВОСТИ ОТ ПАРТНЕРОВ




    РЕКЛАМНЫЙ ПРОСПЕКТ



    Проверка тиц Яндекс.Метрика


    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов статей, опубликованных на сайте.
    © 2010-2013 Чеченинфо

    Здравствуйте, уважаемый посетитель нашего сайта!

    Регистрация на нашем сайте позволит Вам быть его полноценным участником. Вы сможете добавлять новости на сайт, оставлять свои комментарии, просматривать скрытый текст и многое другое.

    Регистрация